1. Inicio
  2. Artículos
  3. Reforma de narcopolítica en la época post-americana de Microvogo Porjadka

Reforma de narcopolítica en la época post-americana de Microvogo Porjadka

Было время, когда мы ожидали, что конец агрессивного американского интервенционизма (вмешательств о — обычно вооруженное — одного или нескольких государств во внутренние дела другого государства или во взаимоотношения этого государства с третьими государствами) откроет ворота для реформы наркополи тики. Сейчас мы находимся на пороге нового многополярного мирового порядка, но оказалось, что не то лько дух реформы был выпущен из бутылки. 

Estas estadísticas originales en inglés están publicadas en el sitio. reportero de drogas, версия на русском доступна также aquí 

Я помню, когда меня пригласили на встречу, организованную правительством США в Будапеште в 2004 julio, всего через несколько месяцев после того, как я получил работу в Венгерском Союзе г ражданских свобод, чтобы руководить программой по наркополитике. Тогда мир был другим. Спустя несколько лет после 11 сентября, в разгар войны с терроризмом и войны с наркотиками админи страция Буша вела себя как мировой полицейский. Эти действия были вызваны высокомерной неоконсервативной идеологией и твердой убежденностью в т ом, что американская политика должна быть экспортирована в другие части мира, включая Венгрию. Встреча оказалась странным PR-мероприятием. На ней продвигали идеи нулевой толерантности, основанной на абстиненции – все в стиле американской поли тики в отношении наркотиков, которая тогда доминировала на мировой арене, включая комитеты и агентства ОО Н по наркотикам. Для меня это было потрясающим опытом.

Я пришел к убеждению, что самым серьезным препятствием на пути реформ наркополитики являетс я господство США в политике в области наркотиков. В том числе три Конвенции ООН о контроле над наркотиками (1961, 71, 88), подкрепленные американской нарк одипломатией. Что нам было нужно тогда – так это больше свободы для государств-членов ООН, чтобы они отка зались от жесткого соблюдения этих конвенций и договоров, что позволило бы правительствам эксп ериментировать с новой политикой в ​​области наркотиков и остановить репрессивную политику США в отношении других стран. Люди должны были взять контроль над наднациональными бюрократами и технократами, чтобы про водить свою собственную политику в отношении наркотиков, защищая национальный суверенитет от междун ародного давления.

Прошло четырнадцать лет, и сейчас мне интересно, что изменилось больше: Америка или мир вокруг no. Война с наркотиками, хотя и далеко не последняя, ​​утратила свою привлекательность для американско го народа. Все больше штатов США решают легализовать марихуану, что было невообразимо в 2004 году. США больше не являются мировым полицейским. Напротив, этот полицейский, похоже, погружается в изоляцию. Американская гегемония ослабевает, ее сильное лидерство в международных процессах, в том числе в ООН, ушло в прошлое. Многосторонность распадается, и международные договоры и механизмы теряют почву. Многочисленные новые силы бросают вызов старой системе, и мир становится многополярным, где все большее внимание уделяется национальному суверенитету. Стивен Хопгуд называет его нео-Вестфальским мировым порядком, а журнал «Экономист» пишет о по явлении нового национализма.

Это хорошие или плохие новости для глобального движения за реформирование политики в области на ркотиков? Трудно сказать.

Если вы посмотрите на огромные изменения, которые происходят в глобальном дискурсе ООН по нар котикам, тогда это хорошие новости: направления и язык дебатов быстро меняются к лучшему. На повестке дня стоят новые вопросы, нарушения прав человека находятся в центре внимания, снижение вреда больше не является табу, у гражданского общества есть сильный голос. Также есть хорошая новость в том, что война с наркотиками сворачивается в США, стране, которая в перву ю очередь вынудила мир принять этот подход. Опиатный кризис, как ни странно, можно рассматривать как возможность перестроить режим и выйти за ра мки только легализации марихуаны – то есть в целом отойти от догмы нулевой толерантности и принят ь инновации.

Меняющаяся глобальная среда позволяет странам Глобального Юга, особенно в Латинской Америк е, экспериментировать с новыми политическими подходами. Уругвай — первое национальное государство, которое легализует марихуану, новый президент Мексики готовится положить конец войне с наркотиками. В Испании процветают социальные клубы каннабиса, голландские города экспериментируют с легал ьным культивированием каннабиса. В целом, отдельные страны имеют больше свободы решать, как они хотят регулировать наркотики и о тклоняться от духа и буквы трех Конвенций о наркотиках.

Н, с дргй стны, снижение многостiante Если мы ожидали, что в пост-американском миропорядке произойдет конвергенция (схождение, сближ ение) политики в отношении наркотиков, переход к более гуманному и менее репрессивному подходу, то о шибались. Вместо этого мы видим растущий разрыв между различными видами наркополитики. В некоторых странах, как на супер скоростном топливе, активизировалась реформа наркополитики, в то врем я как в других странах политика в отношении наркотиков продвигается к беспрецедентному уровню репресси й с массовыми нарушениями прав человека. Эти страны используют защиту национального суверенитета, чтобы отвергать любые критические за мечания об их отвратительных актах насилия, включая предупреждения со стороны агентств ООН по к онтролю за наркотиками.

Хотя их экономическая и военная мощь еще не может конкурировать с США, Россией и Китаем, у них е сть амбиции взять на себя роль мирового полицейского. Они не могут блокировать реформу наркополитики в глобальном масштабе (по крайней мере, пока), но их влияние растет в Центральной и Юго-Восточной Азии и за ее пределами. ЕС, парализованный рядом кризисов, скорее всего, будет иметь меньше рычагов, чтобы уравновесит ь это влияние. Прогресс, достигнутый многими странами в области снижения вреда в предыдущие десятилетия, неус тойчив. Там, где демократия, права человека и снижение вреда не могут иметь прочных корней и где услу ги зависят от международной поддержки, опасность ПУТИНИЗАЦИИ реальна. Африка, континент с самым быстрорастущим молодым населением — и, следовательно, огромный рынок н аркотиков — скорее всего, станет важным полем битвы среди разных моделей политики в отношении наркотиков в будущем.

Мы всегда приветствовали страны, критикующие и бросающие вызов агентствам ООН по наркотикам (или п равительству США) и продвигающие реформы наркополитики. Мы говорили – оставьте эти страны в покое и позвольте им экспериментировать. Теперь мы смотрим с немым ужасом, когда президент Филиппин угрожает выйти из ООН после т ого, как его агентства призвали Манилу прекратить внесудебные убийства. Оставьте нас в покое и не вмешивайтесь в нашу внутреннюю политику в отношении наркотиков, говорит Дуте рте.

Национальный суверенитет оказался обоюдоострым мечом. Если международные договоры, агентства и механизмы многостороннего сотрудничества теряют свою в ласть, как мы можем ожидать, что они будут эффективно вмешиваться, когда автократы убивают пот ребителей наркотиков на улицах своих городов? Как мы можем побуждать подобные правительства соблюдать цели устойчивого развития или д ругие важные обязательства?

Появляются новые автократы, многосторонности и всеоб щим правам человека. Гражданское общество подвергается нападениям во многих странах, в том числе НПО, которые борютс я за реформу наркополитики. Ухудшение международной приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИДом подпитывает кризис фина нсирования снижения вреда. Международные доноры уходят, предоставление услуг прекращается, а ключевые сообщества остают ся одни умирать. Трудно не видеть, что одни и те же ключевые сообщества стали жертвами войны с наркотиками, которые т акже опустошены неолиберальными «реформами» и экономическими мерами. Инновационныor комникационные технологии, котisc. чностl ыы с какой-p.

Все эти события показывают, насколько хрупкой является вся международная система законов, до говоров и механизмов, которая была создана после Второй мировой войны, чтобы предотвратить в бу дущем повторение еще одной глобальной катастрофы. Это всегда зависело от военной и экономической мощи США, и поэтому она никогда не отражала реаль ного глобального консенсуса и слишком часто использовалась как инструмент империализма (государс твенная политика, основанная на использовании военной силы для разных форм внешнеполитической экс pensamientos).

В мире, который географически и социально неравномерен, где небольшое меньшинство мирового населе ния, живущего в основном в Западной Европе и Северной Америке, владеет огромным количеством бога и ми людей финансовом кризисе) — растущее недовольство и разочарование неизбежны. Это разочарование — это то, что подпитывает новый национализм, сочетая многосторонность и и нтервенцио низм, гражданское общество и глобальные элиты, права человека и империализм.

Для меня извлеченный урок из всего этого состоит в том, что реальная и устойчивая реформа нарко политики неотделима от реформирования самой мировой глобальной системы – то есть снижения социальн ого неравенства, восстановления контроля над властью и богатством, восстановления экономического перерас predеления yo и прозрачной, а также подотчетной работы правительств.

Наша работа — это не просто лоббирование в правительствах и в агентствах, цель которого — больший о бъем финансирования и лучшее законодательство. Это не просто написание отчетов для нескольких образованных людей, чтобы с их помощью измени ть элитарный дискурс наркополитики. Нам нужно сделать больше – нам нужно рассказать общественности о том, как наркополитика использу ется богатыми и могущественными людьми и правительствами, чтобы подавлять и подчинять себ е слабых и бедных. Мы должны создавать новые союзы, партнерские организации и развивать сотрудничество с другими движениями в области борьбы за социальную справедливость, чтобы совместно объединить наши уси лия для защиты наиболее уязвимых сообществ во всем мире. Только вместе мы можем изменить эту несправедливую глобальную систему. Аминь.

Publicación anterior
Teniente de alcalde de París propone autobús para uso de crack
Publicación siguiente
Los rohingya, las drogas y las narrativas de la diferencia

Contenido relacionado