Виктория Линцова: “За каждой женщиной, принимающей наркотики, стоит история насилия”

Активистка призывает женщин употребляющих наркотики поделиться личными историями насилия

Украинская активистка Виктория Линцова призывает женщин употребляющих наркотики

поделиться личными историями насилия. Источник Facebook

Виктория Линцова, украинская активистка Евразийской Сети Людей Употребляющих Наркотики (ЕСЛУН) на своей странице в Фейсбуке обратилась ко всем женщинам, имеющим опыт употребления наркотиков, с призывом делиться личными историями, не бояться рассказывать об опыте насилия, которые многие из них пережили.

Среди причин для такой инициативы Виктория Линцова называет желание побороть расхожие стереотипы о том, что женщины начинают принимать наркотики из прихоти. «На самом деле почти за каждой женщиной, употребляющей наркотики, стоит история психологического насилия или травмы.  Я уверена, что рассказанные нами истории наших жизней - лучший способ влиять на отношение к нам и доносить правду». - уверена Линцова.  

На своей странице в Facebook, Виктория пишет:  “Насилие над женщинами и  внушение им стыда за то, что они подверглись насилию  — типичная ситуация, встречающаяся во всем мире, и способствующая распространению ВИЧ-инфекции. Пережитое в детстве, подростковом или молодом возрасте  физическое и сексуальное насилие, а также посттравматические  расстройства, связанные с этими травмами, становятся  факторами риска злоупотребления наркотиками и алкоголем среди женщин. Такие же механизмы запускает и семейное, бытовое насилие, повышенные требования к девочкам и женщинам в семье, и невозможность этим требованиям соответствовать. Это подрывает самооценку и усиливает боль и отчуждение... Травмы и, связанная с ними, непереносимая боль - заставляет искать возможности избавление от её, и химические вещества здесь “приходят на помощь”.”

Активистка уверена, что дополнительное давление на женщин создают стереотипы представлений о традиционной женской роли в обществе, их влияние на сознание женщин, уже имеющих проблему употребления - усиливает проблему заниженной самооценки и формирует невыносимое чувство вины и стыда, вследствие чего употребляющим женщинам  становится еще труднее справляться с  женскими социальными ролями, особенно сложно заботится о детях. Притом, общественные стереотипы внушают, что  - употребляющий мужчина - просто плохой отец, употребляющая женщина - это социальная преступница, недостойная своих детей...

Другие “женские” факторы риска развития зависимости:

-  сексуальные партнеры, употребляющие наркотики, к которым женщины испытывают эмоциональную и/или  сексуальную привязанность,

- физиология:  у женщин быстрее нарастает толерантность к опиоидам, причём растут не только разовые дозы употребляемого наркотика, но и суточная кратность введения. Период формирования абстинентного синдрома у женщин более чем в 2 раза короче по сравнению с мужчинами,

-  невозможность обратится за помощью (раскрытие статуса приведёт к усугублению проблем/невозможно пройти лечение или реабилитацию из-за того, что дома дети, которых не на кого оставить/трудно преодолеть стыд или найти средтва оплатить услуги лечения или реабилитации и пр.).

 

Личная история Елены:

В детстве у меня было постоянное, неприятное мне чувство, что я не такая как все. Именно не такая, как другие девочки, я чувствовала себя неуверенной и слабой из-за этого… Первый опыт сексуального насилия мне пришлось пережить в другом городе, в 13 лет в зимние каникулы я поехала с ровесниками на новогоднюю экскурсию в Санкт-Петербург (тогда он был Ленинградом). Было очень весело сначала, мы жили в каком-то отеле, больше похожем на общежитие, ездили обедать в ресторан, смотрели памятники архитектуры. Тогда я впервые начала красить губы и носить яркие серьги. Он подсел ко мне в метро, на вид ему лет 25. На второй минуте разговора назвала адрес отеля. Вечером он приехал. Меня вызвал кто-то из девчонок на лестничную площадку, оказалось что верхние этажи там незаселены, ремонт какой-то… Он достал огромный нож и я, испуганная, пошла вслед за ним… Он таким спокойным и холодным голосом сказал, что у него сейчас жена в роддоме и начал снимать с меня одежду… Под юбкой у меня были трусики еще с детским рисунком, в каких-то зелёных лягушках. ..Когда я вернулась в свою комнату, мои три соседки так смотрели на меня, что я испытывала непереносимый стыд. Я им соврала, что мне удалось сбежать до того, как он успел со мной что-то сделать. И почти тридцать лет никто, кроме меня и его, не знал об этой истории…

Через полгода в селе я пошла в клуб на дискотеку вместе с двоюродным братом-ровесником. Один из его знакомых налил мне с полстакана водки, и я выпила. Потом помню уже, как он меня тащил ночью в тёмную сельскую школу и бил по лицу. Я очень плакала и просила отпустить меня… Возвращалась глубокой ночью и думала о том, как бы дожить до утра… Обида и стыд прожигали душу.. А утром тётка увидела мою грязную, рваную одежду и сказала мне презрительно: «Сама, шлюха, виновата….». Я так хотела забыть эти истории, но не могла. И не понимала, почему так беспокойно и больно внутри. Первый брак мой был очень ранним, но казалось, что по любви. Муж был патологически ревнив и часто бил меня, обвинял, что я неполноценная женщина, потому что не получаю удовольствия от секса, но убедил, что заниматься с ним сексом я обязана… Через 2 года развод. Через год после развода первый укол. Наркотики снимали эту мучительную фоновую боль. Но без них было больно и страшно сойти с ума…

 

Женщины, которые готовы делиться своими личными историями, могут обращаться в женскую иннициативную группу сети ЕСЛУН.

Для обсуждения проблем насилия над женщинами, принимающими наркотики, можно подключиться к тематической е-мейл рассылке, подав заявку на подключение к рассылке zhun-eeca ее модератору Алена Асаева (Alena Asaeva)  на alena.asaeva (собака)  gmail.com

Женские истории будут опубликованы в отдельном разделе сайта ЕСЛУН.

Также одним из стратегических заданий, которые ставят перед собой активистки женского движение в рамках ЕСЛУН является включение проблем и потребностей женщин, принимающих наркотики, в повестку дня организации.