Мак для медицинских целей: проект по спасению Афганистана

Выращивание мака для медицинских целей – это проект, разработанный рядом независимых организаций для того, что бы противодействовать афганскому наркотрафику более практичными методами. Вместо того, что бы преследовать афганских фермеров, выращивающих маковые поля, которые зачастую являются для них единственным источником заработка, этот проект предлагает выкупать у фермеров урожаи мака и использовать его для производства обезболивающих препаратов, что в свою очередь позволит удовлетворить потребность стран третьего мира в этих препаратах.

Согласно оценкам (которые базируются на обширных полевых исследованиях) в странах третьего мира существует большая разница между реальным спросом и существующим предложением на обезболивающие препараты. Например, на территори США и стран Евросоюза проживает всего 20 % мирового населения, при этом они потребляют 90%  от ежегодно производимого количества обезболивающих. Таким образом получается, что 80% мирового населения не имеют достаточного доступа к обезболивающим препаратам.

В рамках проекта предлагается выдавать фермерам лицензию на выращивание и сбор урожая мака. В каждой деревне будет построен завод по переработке сырья и производству морфина. Следующим шагом будет транспортировка полученного морфина в Кабул (столица Афганистана) для тестирования, капсулирования и упаковки согласно международным стандартам. А затем препарат будет продаваться для распространения в странах с развивающейся рыночной экономикой. Ожидается, что этот обезболивающий препарат будет стоить на 55% ниже средней рыночной цены на его аналоги. Однако он не должен конкурировать с международными производителями обезболивающих, т. к. данный препарат будет предназначен только для распространения в этих нуждающихся странах.

Практическое внедрение данной программы должно базироваться на трехступенчатой системе супервизирования - во многом оно будет зависеть от степени участия и вовлечения фермеров и местных лидеров при условии поддержки со стороны государства. От каждого из этих партнеров ожидается участие либо в мониторинге процесса, его финансировании, закупке или обеспечении наличия средств, необходимых для успешной реализации проекта. От фермеров ожидается, что они будут не только выращивать и собирать опийный мак, но так же участвовать в процессах переработки, тестирования и упаковки готовой продукции.

Одним из аргументов в пользу данного проекта является то, что похожая программа уже была реализована в Турции в 1970 году. Тогда, несмотря на то, что ожидалось, что это будет невероятно трудной задачей, правительству всего лишь за 4 года удалось взять под контроль рынок производства опиума и разорвать связи между фермерами и наркоторговцами. Проект финансировался США и был признан очень успешным. В турецком проекте фермеры, которые получали лицензию, были единственными, кому можно было легально выращивать мак, деятельность остальных была незаконной и подлежала уголовному наказанию. Это мотивировало фермеров на легализацию своей деятельности вместо того, что бы с одной стороны подвергаться нападениям со стороны наркоторговцев, а с другой стороны быть преследуемыми государством.

Другой значимой целью проекта является стимулирование здорового развития экономики Афганистана. Задачей проекта является не развить экономику одного специализированного сектора, но развить ее разносторонне. Это развитие предполагается поддерживать за счет прибыли от производства и продажи морфина. Доноры и инвесторы так же должны вносить свой вклад в  поддержку этого процесса.

Однако существует несколько проблем, сопряженных с реализацией данного проекта. Во-первых, в Афганистане идет борьба  между талибами и войсками иностранной коалиции. И боевики получают всю необходимую для продолжения своей деятельности поддержку как раз от фермеров и жителей деревень. Другими словами, фермеры ориентированы на обеспечение боевиков средствами, необходимыми последним для продолжения борьбы. Часто боевики и фермеры связаны родственными или клановыми узами, что создает между ними крепкую связь, которую непросто разорвать.
С другой стороны, в период правления режима Талибана талибы планировали и даже начали процесс борьбы и уничтожения маковых плантаций. Были даже сообщения о снижении количества мака, посаженного и выращенного в Афганистане. А это может означать, что афганские фермеры и сельские жители могут быть не настолько сильно зависеть в финансовом плане от выращивания мака, как это может казаться. Так же можно предположить, что решение выращивать мак является скорее стратегическим шагом с целью дальнейшего финансирования боевиков, чем жизненной необходимостью. Все это может стать препятствием для реализации проекта.

Во-вторых, для того, что бы перерабатывать мак, а затем капсулировать и упаковывать полученный препарат необходимо наличие соответствующих технологий и знаний, которых у Афганских фермеров естественно нет. То, что они смогут начать производить обезболивающие препараты, которые будут соответствовать международным стандартам, в предполагаемые проектом сроки кажется нереалистичным. Если даже проект начнет успешно работать, например, в трех селениях, то все равно может быть довольно проблематичным распространить этот успешный опыт в других районах страны из-за социальных, культурных, географических и геологических различий между этими районами.

И третья причина заключается в том, что международные производители обезболивающих препаратов безусловно будут опасаться конкуренции со стороны нового рынка. Если Афганские препараты будут соответствовать международным стандартам и при этом будут на 55% дешевле чем их зарубежные аналоги, то предотвратить и контролировать распространение импорта этих препаратов в западные страны будет чрезвычайно трудно. Есть большая вероятность того, что дистрибьюторы афганских препаратов будут мухлевать со своими контрактами и распространят часть своих квот в западных странах для того, что бы получить большую прибыль.

Если кратко резюмировать, то это довольно оптимистический проект, который безусловно очень приветствуется, но необходимы дополнительные данные для того, что бы воплотить эту идею и справиться с проблемами ее практической реализации. Так же есть мнение, что у проблемы афганского опия есть политический аспект, который необходимо решить в первую очередь.