Есть ли жизнь после ГосНаркоКонтроля?

Экс-глава ГосНаркоКонтроля России Виктор Иванов. Источник: пресс-служба ФСКН

1 июня 2016 года в России была полностью расформирована Федеральная Служба по Контролю за Наркотиками (ФСКН), которая с 2003 года была основным государственным органом в России отвечающим за реализацию государственной наркополитики. Об этом 5 апреля 2016 года Президент России Владимир Путин подписал соответствующий указ, которым упразднил ФСКН и передал штатную численность службы в органы МВД. Процес организационно-штатных мероприятий по присоединению ведомств к МВД завершился 1 июня 2016 года. 

Теперь основная часть правоохранительной деятельности по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков в стратене обороте будет осуществляться полицией в структуре МВД, как это и было до создания ФСКН в марте 2003 года. Для  координации этого процесса в структуре МВД  было создано Главное Управление по контролю за оборотом наркотиков в РФ. На региональном уровне штат сотрудников наркополиции формировался за счет бывших работников ФСКН, а в Москве перешли на работу в управление по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД Москвы почти 80% бывших сотрудников Московского УФСКН. Парралельно над раскрытием и расследованием наркопреступлений работают подразделения ФСБ и Федеральной таможенной службы, но доля наркопреступлений за этими службами традиционно невелика.   

Олег Зыков, президент общероссийского благотворительного Фонда  "Российский благотворительный фонд "Нет алкоголизму и наркомании" назвал одной из причин закрытия ведомства “аппаратные игры в ближнем окружении Президента”.  Напомним, что Экс-главу ФСКН Виктора Иванова называют весьма близким знакомым Владимира Путина. По информации Эхо Москвы, выходец из КГБ, в мэрии Петербурга Виктор Иванов курировал правоохранительные органы. Позже Иванов занимал высокие посты в ФСБ, а в двухтысячных был помощником президента.

Однако высокий статус не помог Иванову удержать свое ведомство на плаву, ведь критические заявления в адрес Госнаркоконтроля от представителей общественных организаций звучали и ранее.  Еще в 2014 году Зыков заявил Росбалту о том, что ФСКН нужно ликвидировать. По мнению эксперта, ФСКН в своей деятельности дублировала правоохранительные функции по контролю за наркотиками, которые должны исполнять сотрудники специального подразделения МВД, а также паралельно занималась деятельностью, связанной с профилактической направленностью, которая формально тоже закреплена за ФСКН.  "А сегодняшняя конструкция, когда ФСКН и свои главные функции (связанные с наркотрафиком и так далее) выполняет достаточно скверно, и не справляется с выполнением различных профилактических программ, абсолютно неэффективна. Именно искусственное сочетание разных несовместимых функций приводит к тому, что все они выполняются скверно", - заключил тогда Зыков. 

Главной причиной закрытия ведомства российские эксперты считают его крайнюю неэффективность. Алексей Курманаевский, российский активист Сети ЕСЛУН считает, что Путину стало нерентабельно содержать такой большой и неэффективный аппарат. «ФСКН потребляла около 35 миллиардов рублей в год, имея при этом крайне низкий КПД с точки зрения выполнения своей прямой обязанности - изъятия наиболее опасных наркотиков из незаконного оборота. К примеру героина изымали менее 1%.” – утверждает Михаил Голиченко, эксперт Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДУ.  Кроме того, служба попала под общий процес реформирования силовых ведомоств и в условиях экономии государственного бюджета была полностью расформирована вместе с Федеральной миграционной службой.

Все опрошенные эксперты единодушны в том, что после расформирования Федеральной службы за этот короткий период после фактического закрытия службы на местах репрессивные практики направленные на наркопотребителей мало изменились. «Ничего не изменилось. Мы выходим каждый день на улице и сталкиваемся с теми же практиками фабрикации дел и подкидывания [наркотиков]”, - говорит Максим Малышев, координатор социальной работы фонда Андрея Рылькова

Несмотря на это, в долгосрочной перспективе закрытие ФСКН можло считать положительным шагом для российской наркополитики, считает Михаил Голиченко. В апреле 2016 года он писал о том, что ликвидация Службы, основным профилем которой было преследовать за наркотики, сократит уровень репрессий. "Это хорошая новость для бюджета России. Помимо непосредственного бюджета Службы более 30 миллиардов рублей в год, бестолковые преследования, направленные в основном против потребителей наркотиков, существенно нагружали судебную систему и систему исполнения наказаний." - считает Голиченко. 

Однозначные выводы по поводу закрытия ведомства давать еще рано, но одной из возможных последствий может стать сокращение колличества людей, употребляищих наркотики, которые попадают за решетку, прогнозирует Голиченко. в подтверждение своих слов, эксперт наводит статистику МВД, согласно которой за январь-июнь 2016 зарегистрировано около 103 тыс наркопреступлений, что на 17% меньше аналогичного отчетного периода в 2015 году. Однако, эти данные также могут свидетельствовать о длительном процессе расформирования структур ФСКН за период с апреля по июнь 2016 года и соответствующем снижении показателей работы в этой сфере. Так Константин Вилков, руководитель движения «Псков - город без наркотиков», заявил, что ликвидация Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков усугубила ситуацию в Псковском регионе, а председатель Свердловского облсуда Александр Дементьев констатировал, что ликвидации Госнаркоконтроля привела к снижению числа наказанных наркоторговцев на 20%.

Кроме того Михаил Голиченко уверен в том, что закрытие ФСКН сможет помочь улучшить репутацию России на международном уровне в сфере международного сотрудничества по вопросам о наркотиках. “С самого начала своей деятельности, а особенно с приходом Иванова, ФСКН обладала значительной независимостью в вопросах международного сотрудничества, благодаря чему могла интенсивно транслировать причудливую наркополитику РФ на международный уровень, например касательно перспектив внедрения заместительной терапии в России”, - считает Голиченко.

Курманаевский также рассказывает, что за все годы работы Виктор Иванов очень активно пытался взять под свой контроль систему реалибитационных центров в России, продвигал вопросы профилактики, его ведомство контролировало процедуры сертификации ребцентров и других НКО работающих в сфере наркологии. Иванов делал заявления о необходимости привлечения больших объемов финансирования в национальную программу реабилитации.    Иванов и его ведомство также тесно сотрудничали с крупными организациями, такими как “Здоровая страна”, пытаясь, по мнению Курманаевского, создать единую монополизированную систему коммерческих ребцентров, но привлечь на это огромные бюджетные средства. Так в 2013 году Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков намеревалась подключить к борьбе с наркоманией частные реабилитационные центры и запросила на эти цели 180 миллиардов рублей. Курманаевский отмечает, что с уходом Иванова эта активность значительно снизилась.

В этой связи Голиченко заключает, что за годы своего существования ФСКН неоднократно оправдывала прилипшую к ней "погремуху ГосКомДурь”, а с упразднением этого органа можно рассчитывать на появление надежды на восстановление положительного имиджа правоохранительных органов по вопросам наркотиков в России.