Россия не может решить героиновую проблему

Российское правительство рассматривает наркоманию, как «очень существенную, серьёзнейшую угрозу для развития нашей страны, для здоровья нашего народа». Это сказал Дмитрий Медведев в начале этого месяца, выступая на международном форуме «Афганское наркопроизводство – вызов мировому обществу». А у России, как известно, выработан жесткий подход по отношению к каким-либо угрозам.

Когда в 80ых годах в Ливане был всплеск случаев похищения людей, те группировки, которые похищали русских, вскоре выяснили, что они имеют дело с противником, который не остановится ни перед чем, в том числе насилием, для того, что бы добиться своего. Соответственно у России не было своих Терри Уайта (Terry Waite)  или Джона Маккарти (John McCarthy) и создается впечатление, что Российское Правительство до сих пор придерживается жестких подходов при решении многих проблем.

Прошедший в этом месяце в Москве форум, посвященный Афганскому наркопроизводству, показал, какой на самом деле слабой оказывается Россия в своих попытках бороться с потреблением героина в стране, если она продолжает настаивать на жесткой наркополитике.

О каких же слабостях идет речь и как Российское правительство дает понять о них? Ну, например можно подумать о том, как мало может предпринять Россия в связи с бездействием НАТО по отношению к афганскому героину. Поэтому Россия и организовала этот форум, анонсировала его в USA Today, заявила о своем Афганском аналоге Колумбийского плана США (прим. переводчика: имеется в виду план Радуга 2), были вывешены списки основных подозреваемых наркодиллеров, и на форуме говорилось о создании «антинаркотических поясов безопасности» вокруг Афганистана.

Обращение Российского Президента к членам форума прояснило, что же на самом деле происходит в действительности.

«Какие-либо политические игры вокруг этой, без преувеличения, общечеловеческой проблемы просто недопустимы, они подрывают наши общие международные усилия и ослабляют нашу общую антинаркотическую коалицию».

Задача остановить героиновый наркотрафик не представляет собой стратегического интереса для США. Больше всего от афганского героина страдают Россия и Иран, и ни одна из этих стран не является для США дружественной. Я уверен, что если, например, афганским наркодиллерам удастся наладить действительно прибыльные поставки героина на китайский развивающийся рынок, то в Вашингтоне по такому случаю будут распивать шампанское.

Зарубежная политика США никогда не обременяла себя «моральным долгом» остановить наркоторговлю в случаях, когда это шло в разрез с достижением стратегически более важных для страны целей. Быстрый экскурс в историю длительных и бесславных отношений ЦРУ с наркомафией, начиная от Хумонга в Лаосе, затем Норьеги, и заканчивая афганцами в период их борьбы против СССР в восьмидесятых годах прошлого века, должен помочь русским осознать, что силовики в США никогда не имели намерений вести честную игру в этой сфере.

Возможно, Россия возлагает надежды на то, что она возглавит «войну с наркотиками», подчинив себе UNODC путем замещения на посту директора UNODC Антонио Марии Косты (Antonio Maria Costa) российским представителем, и таким образом решит внешний аспект героиновой проблемы, т.е. проблему героинового трафика. Но контроль над  UNODC даст возможность влияния только на те страны, которые воспринимают UNODC всерьез. Например в Индии отношение к марихуане всегда зависело от роли последней в Индуизме. Индия является довольно большой и влиятельной страной, поэтому UNODC не сильно беспокоится по поводу продажи марихуаны в магазинах, лицензированных индийским правительством. Голландия и Боливия же относительно небольшие страны, на которые можно прессинговать и поэтому они сразу же испытывают на себе реакцию UNODC в случае какого-либо отклонения от конвенции касательно продажи марихуаны или кокаина.

UNODC не предъявляет никаких претензий США касательно тенденции к либерализации их законодательства по отношению к марихуане и в итоге США по прежнему «контролирует» Афганистан. Любая сильная страна или страна, имеющая сильных союзников, всегда имеет возможность игнорировать ООН.

Совершенно очевидно, что Российское правительство не в состоянии остановить поток героина через свои границы. Если бы она могла, то уже давно бы это сделала.

Все это делает Россию бессильной в решении внешнего аспекта героиновой проблемы. Иранская делегация на заседании Комиссии по наркотикам в 2009 году жаловалась всем, кто готов был их слушать, по поводу того, что НАТО никак не отреагировало на предоставленную им со стороны Ирана разведывательную информацию касательно дислокации в Афанистане героиновых лабораторий и наркодиллеров. Возможно, России необходимо переосмыслить свою стратегию, учесть опыт Ирана и попробовать решать героиновую проблему внутри страны путем внедрения в стране программ заместительной терапии и обмена шприцев.

Автор Rupert George