Что общего между тюремно-промышленным комплексом и репрессивной наркополитикой?

В Великобритании и по всему миру репрессивная наркополитика приводит к массовой криминализации и тюремному заключению людей, употребляющих наркотики. По данным на март 2019 года в тюрьмах Англии и Уэльса находится около 82 тысяч человек, из них за наркопреступления - около 11 тысяч человек. Еще 1700 человек находились под стражей за преступления, связанные с наркотиками. В регионе ВЕЦА - одними из наиболее репрессивных государственных наркополитик являются законы Беларуси и России.  Часто такую политику государства поддерживают сами граждане. Так в июне 2017 года Всероссийский центр изучения общественного мнения опубликовал результаты всероссийского опроса, согласно которому, 78% респондентов высказались в поддержку введения уголовного наказания для людей, употребляющих наркотики. 

Как писал ранее портал TalkingDrugs, недавнее исследование, проведенное британскими неправительственными организациями StopWatch и Release свидетельствует о том, что криминализация в сфере наркополитики также является и “источником расовой несправедливости”. В 2017 году черных людей в Англии и Уэльсе останавливали и обыскивали на предмет хранения наркотиков в 8 раз чаще, чем белых, и в результате чернокожие люди составили около четверти всех, кого осудили за хранение каннабиса, при том, что черное население составляет всего около 4% от общего населения.

Начиная с 2017 года в ежегодный Глобальный опрос по наркотикам (Global Drug Survey) был впервые включен блок по полицейским проверкам на наркотики (drug policing). Результаты исследования показали разнообразный опыт и формы полицейской проверки людей, употребляющих наркотики по всему миру. Например, исследование показало, что для людей, употребляющих наркотики, вероятность встретить полицейскую проверку в 4.8 раза выше, если они проживают в Шотландии или Италии, чем в Новой Зеландии.

В опросе за 2019 год блок вопросов был расширен - было включено исследование практик полицейских проверок в более 36 странах мира, а также вопросы о новых методах проверок (проверки на прием наркотиков на дороге) и вопросы об отношении респондентов к полиции. Около 52 тысяч респондентов ответили на вопросы этого модуля в 2019 году - все, кто имел опыт употребления нелегальных наркотических средств за последний год. Из этой когорты 23.7% респондентов заявили об опыте проверок со стороны полиции за последние 12 месяцев в контексте употребления наркотиков. Наиболее часто потребители наркотиков сталкивались с проверками полиции в Австралии и Дании - 51% и 50% соответственно. В Новой Зеландии этот показатель самый низкий - около 11%.  Детальней  о полицейских проверках читайте на сайте Глобального опроса о наркотиках

Война с наркотиками по всему миру реализуется с помощью наказания, тюремного заключения, полицейских проверок и слежки. В этой точке сходятся также экономические интересы государства и бизнесса, образуя то, что многие исследователи этого феномена называют “тюремно-промышленный комплекс” (ТПК). “Empty Cages Collective описывают ТПК как: “сеть взаимных отношений между тюрьмами, пробацией, полицией, судами и компаниями, получающими прибыть от транспортировки, кормления и трудовой эксплуатации заключенных”.

Американская организация Critical Resistance пишет о том, как тюремно-промышленные комплексы реализуют свою власть, влияние и экономические привилегии: “Среди методов влияния ТПК - создание через СМИ стереотипных образов цветных людей, бедных людей, потребителей наркотиков, квир-людей, мигрантов и других маргинализированных групп как потенциальных преступников и склонных к насилию девиантов.”

Влияние репрессивной наркополитики и ее негативных последствий на общество требует также более глобальных подходов к решению проблем, включающих и борьбу против тюремно-промышленных комплексов, создание альтернативных форм наказания и социальной поддержки.

По мнению исследователей Каура и Тамлит, новые подходы должны иметь в основе принцин "транформативной справедливости" (“transformative justice”) - признание нанесенного вреда, но отказ от общепризнанного способа борьбы с ним, тоесть отказ от наказания, как единственной формы восстановления справедливости. В этой парадигме есть много дискуссионы моментов -  например - как наказывать преступников, совершивших тяжкие преступления, если не садить их в тюрьму. Однако уже сейчас понятно, что нынешняя система подводит и не обеспечивает поддержки тем, что пережил насилие. Новый подход предлагает делать основной фокус не на наказании виновных, а на помощи и защите тех, кто пострадал и является наиболее уязвимым. В перспективе это поможет приблизить нас к тому, чем на самом деле является справедливость, и изменить нынешнюю систему, которая убивает и карает наиболее уязвимых.  

Поскольку трансформативное правосудие является долгосрочной перспективой, то уже сейчас организациям, занимающимся гуманизацией наркополитики и декриминализацией потребителей наркотиков, важко объединяться в коалиции с теми, кто борется за закрытие ТПК. Рекомендации по реформе наркополитики и организационные цели должны принимать во внимание тех, кто больше всех пострадал от репрессивной наркополитики и деятельности тюремно-промышленных комплексов.