Сможет ли Европейский Суд по Правам Человека отменить запрет на заместительную терапию в России?

Европейский Суд по Правам Человека оценит правомерность запрета на опиоидную заместительную терапию в России. Источник Wikimedia

Недавнее решение Европейского Суда по Правам Человека (ЕСПЧ) может иметь важные последствия для предстоящего оспаривания запрета на лечение c помощью заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ).  ЕСПЧ вынес решение, что ограничение права немецкого пациента Вольфганга Веннера, человека живущего с опиоидной зависимостью с 1973 года, является нарушением статьи 3 Европейской Конвенции по Правам Человека. Статья 3 Конвенции гласит: “Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию”

Более 20 лет назад Веннеру было впервые назначен левометадон, синтетический опиоидный анальгетик, который используется в программах заместительной терапии для снижения вероятности передозировок и инфицирования вирусами, передающимися через кровь, а также для стабилизации жизни пациента. Несмотря на то, что Веннер был пациентом программы ЗПТ в течении 17 лет, рецепт Веннера стал внезапно недействительным, когда в 2008 году его арестовали и посадили в тюрьму. Немецкий суд отменил многочисленные апелляции о возобновлении ЗПТ для господина Веннера.  ЕСПЧ в своем решении постановил что “отказ предоставить [Веннеру] непрерывное лечение заместительной терапией, несмотря на его выраженную опиоидную зависимость, повлек за собой серьезные и продолжительные ментальные страдания у пациента на протяжении длительного времени.”

Этот материал был впервые опубликован на английской версии сайта TalkingDrugs. Текст оригинальной статьи доступен здесь

Это решение создало интересный прецедент для подобных исков поданных в ЕСПЧ, в которые двое истцов их России оспаривают запрет на ЗПТ, действующий в России с 1998 года. Алексей Курманаевский, Ирина Теплинская и Иван Аношкин, активисты из России, живущие с опиоидной зависимостью, а также имеющие положительный ВИЧ-статус и живущие с гепатитом С.  Эти российские активисты утверждают, что российский подход к лечению наркозависимости, которая “сводится … к требованию полной абстиненции”, является неэффективным и уверены, что правительственный запрет на ЗПТ нарушает статьи 3 и 8 (право на уважение личной и семейной жизни) и статью 14 (запрет на дискриминацию) Европейской Конвенции по Правам Человека.

Среди 47 государств входящих в Совет Европы, только в России запрещена заместительная терапия. Уровень распространения ВИЧ в России резко вырос за последние годы. Количество ВИЧ- позитивных россиян приближается к 1% населения. По оценкам экспертов, количество людей живущих с ВИЧ в России может удвоиться до 2020 года. По мнению Вадима Покровского, главы Российского Федерального центра СПИДа, более 55% ВИЧ-позитивных россиян получили вирус вследствие употребления инъекционных наркотиков.

Заместительная терапия, в которой заместительный препарат как правило принимается пациентом перорально, а не инъекционно, признан Всемирной Организаций Здравоохранения эффективным методом борьбы с распространением ВИЧ. Вне сомнения, запрет на ЗПТ в России влияет на рост эпидемии ВИЧ.  В этой связи, ЕСПЧ в своем решении признал потенциал программ ЗПТ; в деле Веннера сказано, что ЗПТ предотвращает  “распространение инфекционных заболеваний, таких как ВИЧ и гепатит С.”

Хоть в своем решении ЕСПЧ высказал поддержку пациентам, которым необходима ЗПТ, но успех российского иска это не гарантирует, и в этой связи важно отметить важные отличия между двумя этими судебными случаями. В деле Веннера главный фокус был сделан на праве заключенного на медицинскую помочь, в которой он нуждается. В деле же российских пациентов сказано, что право на доступ к ЗПТ рассматривается как фундаментальное право людей принимающих наркотики. Если этот иск будет удовлетворен, то это не только может заставить российские власти предоставлять заместительную терапию, это также может изменить практики лечения наркозависимости в других европейских странах.

Михаил Голиченко, юрист, представляющий интересы российских активистов, настроен положительно относительно возможного результата судебного иска. “Я ожидаю, что Суд примет решение, что российское правительство нарушает статьи 8 и 14 и возможно даже статью 3 [Европейской Конвенции], запрещая заместительную терапию в России”, - сказал Голиченко TalkingDrugs.  Отмена запрета на ЗПТ в России не только уменьшит страдания наркозависимых людей, но и в значительной мере будет способствовать борьбе с ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков.

Судебный иск – по которому уже завершены все досудебные процедуры и истцы уже ожидают слушания – имеет потенциал изменить к лучшему жизни миллионов людей в России.