Франция: дискуссия о легализации каннабиса игнорирует вопрос расы и религии

Каждый пятый заключенный во Франции осужден за преступления, связанные с наркотиками. Из 69 тысяч заключенных около половины составляют мусульмане арабского происхождения. Мусульмане составляют около 9% из 67 миллионов жителей Франции. Фото: Wikimedia

Прошлым летом во всей Франции внезапно и массово открылись “CBD кафе”. Используя лазейку в законодательстве, созданную для фермеров, которые выращивают коноплю, такие кафе продавали толпившимся клиентам масло, напитки и мази с содержанием каннабидиола, одного из компонентов каннабиса, который считается чуть ли не “панацеей”  от бессонницы, неврозов и других заболеваний. Но правительство Франции отреагировало быстро и до середины июня продажа CBD уже была официально запрещена. В течении месяца все CBD кафе исчезли. 

Оригинал статьи на английском языке опубликован изданием "The Conversation" и доступен по ссылке

Но этот небольшой эксперимент с каннабидиолом похоже запустил во Франции движение за легализацию каннабиса, который здесь нелегален с 1970 года.  19 июня 2019 года десятки французских экономистов, докторов и политиков опубликовали открытое письмо  в популярном журнале L’Obsзаклеймив идею запрета каннабиса и призвав нацию “Легализируем-ЕЕ!”. Вскоре после этого, экономический совет при Премьер-министре Франции опубликовал отчет, критикующий французскую войну с наркотиками как слишком дорогую “французскую неудачу” и призвал к легализации на основании экономических причин.  После этого, в июле, Агентство по лекарственной безопасности Франции утвердило запуск клинических испытаний медицинского каннабиса в стране - этого активисты и врачи добивались еще с 2013 года. 

В целом, публичная дискуссия о легализации каннабиса во Франции напоминает процесс, происходящий сейчас в США, но за одним исключением. Франция игнорирует связь между расой, каннабисом и массовыми тюремными заключениями. 

Скрытая война с наркотиками во Франции

Результаты исследований показали, что запрет каннабиса во Франции за последние 50 лет нанес непропорционально больший вред французской мусульманской общине. Каждый пятый заключенный осужден за преступления, связанные с наркотиками, согласно данных Министерства юстиции Франции. Почти все из них мужчины. Более детальной демографической информации о заключенных нет. Из-за французского кредо об “абсолютном равенстве” всех граждан, в 1978 году сбор статистики по параметрам расы, этнической группы и религии был запрещен

Однако социолог Фархад Хосрохавар, изучающий французскую тюремную систему, выяснил, что из 69 тысяч заключенных около половины составляют мусульмане арабского происхождения. Мусульмане составляют около 9% из 67 миллионов жителей Франции. 

Согласно результатам исследования, проведенного в январе 2018 года по заказу Французской Национальной Ассамблеи, из 117421 ареста за наркотики во Франции в 2010 году, 86% -  были связаны с каннабисом. Это же исследование показало, что количество людей, арестованных за “простое употребление” каннабиса выросло в 10 раз с 2000 по 2015 - с 14 501 до  139 683. 

Собирая воедино эти данные, можно утверждать, что 1 из 6 заключенных во Франции сегодня - это арабский мужчина мусульманин, который употребляет или продает каннабис. 

Ассасины под гашишем

Непропорциональное влияние французских законов о наркотикам на мусульманских мужчин совсем не удивительно, принимая во внимание, что французы долгое время ассоциировали мусульман с каннабисом - особенно с гашишем. 

В своем докторском исследовании и книге об истории гашиша во Франции я прихожу к выводу, что еще в 19 веке во Франции употребление этого легкого наркотика связывали с безумием, насилием и криминалитетом среди мусульманского населения Северной Африки. 

Известный французский ученый начала 19 века Антуан-Исаак Сильвестр Де Саси популяризировал идею, что слово “ассасин” (убийца) происходит от слова “гашиш”, и что оба слова возникли из мусульманской секты “Ассасины Аламута”, существовавшей во времена Крестовых походов. По описаниям итальянских путевых заметок 1300 годов, Ассасины Аламута использовали “одурманивающее зелье”, чтобы превращать верных в ассасинов. Де Саси утверждал, что зелье изготовлялось из гашиша, цитируя современные арабские источники, которые называли секту “al-Hashishiyya”, "Аль-Гашишия", или же “поедатели гашиша”. 

Хоть по большому счету все это и выдумки, но описания Де Саси про мусульманских ассасинов, употребляющих гашиш, имело свое продолжение во французской медицине. Десятки докторов середины 19 века цитировали исследование Де Саси - они верили, что западная фармацевтика может “приручить” гашиш — этот опасный и экзотические восточный яд — и использовать его для лечения безумия, холеры и чумы.  

Медицинский гашиш процветал во Франции в 1830-40-х годах. Однако французы быстро разочаровались в волшебном лекарстве. Каннабис, как нам известно, может смягчить симптомы некоторых болезней, однако вылечить холеру он не может. Постепенно, к концу 19 века лечение гашишем прекратилось, а с 1953 года медицинское использование гашиша во Франции стало нелегальным

Колониальное марихуановое безумие

Связь между гашишем и агрессивными мусульманами, однако, утвердилась во французской национальном самосознании. И имела прямые последствия во французской публичной политике. Чиновники и врачи из колониального Алжира видели в использовании гашиша причину безумия и насилия. Они заполняли психиатрические больницы во всему Алжиру местными мусульманами, страдающими от  “folie haschischique”, или же “марихуанового безумия”. 

Такой подход помог оправдать создание в 1875 году “Кодекса  о туземстве” (“Code de l’Indigènat”) - французского закона, который институциализировал расизм и апартеид во французской Северной Африке. Согласно этому кодексу, местное мусульманское население признавалось скорее субъектами, а не гражданами. Для продвижения “колониального порядка” Франция создала отдельные неравные законы, которые признавали сегрегацию, принудительный труд и ограничения гражданских прав местного населения Африки. 

После конца Французской Империи в 1968 году и начала массовой миграции жителей Северной Африки во Францию, стереотипы о жестокости и уголовных наклонностях мусульман продолжились в форме практики государственного преследования, допросов и применения силы полицейскими к выходцам из стран Магриб. 

Французское правительство, криминализовавшее каннабис в 1960-х  годах, продолжило применять эти дискриминирующие практики. Появились публичные заявления о том, что причина “проблем с наркотиками” во Франции — это “иностранная чума”, которую распространяют арабские наркоторговцы. 

Сегодня французские законодатели скорее всего не будут использовать такую стигматизирующую риторику для того, чтобы показать связь между мусульманами и каннабисом. Но количество мусульман, находящихся в тюрьмах за преступления, связанные с наркотиками, показывает, что расизм во Франции все еще жив. 

Если Франция двигается в сторону легализации каннабиса, то от этого без сомнения выиграют многие врачи, потребители каннабиса и либеральные экономисты. Однако больше всего пользы от этого будет для французских мусульман.