История каннабиса в СССР

Выращивание конопли на советских плакатах

Коноплеводство в Советском Союзе.  Фото

Как трава спасала от голодной смерти, поднимала экономику, не давала сойти с ума в армейских буднях – в материале издания «Конопляна Правда». 

Курители гашиша появились на территории Российской Империи еще в ХІХ веке вместе с морфинистами и эфироманами. А в начале ХХ века психоактивные вещества стали неотъемлемой частью культуры модерна. Так Георгий Иванов, поет культуры «серебряного века» вспоминает как ему пришлось (чисто из вежливости) выкурить с известным дореволюционным питерским журналистом В. Бонди толстую папиросу, набитую гашишем.

При новом мировом порядке гашиши никуда не исчез – богема продолжала его тихо-мирно употреблять. С предложением проблем тоже не возникало, границ, как таковых не существовало, а новая советская власть сама подогревала спрос, вводя запрет на алкогольные напитки. Российский историк Станислав Панин говорит, что легче всего в те времена было стать морфинистом. Революционные страсти разгорались все сильнее, а шприц и морфий всегда были под рукой. Кому после этого нужен был гашиш – детские игрушки да и только.  В первом уголовном кодексе 1922 года статей, которые касались наркотиков, не было вообще. Противодействие их распространению проводилось за счет укрепления границ. Среди товаров: запрещенных к ввозу из Европы фигурировал «опий всякий, гашиш, а также трубки и другие приспособления для курения опия». Стоит также отметить, что гашиш для обывателя тех времен не был связан с растением конопли, посевы которой в СССР увеличивались и в 1940-х годах достигли 1 миллиона гектаров. Гашиш завозился в основном контрабандой из Юга (через порт Одессы) и из Средней Азии, где производство «пластилина» было распространенным промыслом. В европейской же части Союза традиционное использование конопель в домашнем хозяйстве никак не было связано с «наркотиками». Верхушки растений, где больше семян, мололи в белую кашу, которой потчевали гостей на поминках для облегчения их душевного состояния. А богатые белком семена конопель, которые традиционно росли возле сельских хат, спасли во время голода не одну семью. 

В 1924 году государство вводит монополию на выращивание опийного мака, но про «индийские конопли» вспомнить только через 10 лет. Постановление ЦК и РНК СССР от 27 октября 1934 года урегулировало вопрос культивации Cannabis Indica (этот вид четко отделили от посевной технической конопли) на всесоюзном уровне. Постановление называлось «О запрете посевов опиумного мака и индийской конопли». Согласно этому Постановлению, все посевы этих растений были запрещены, кроме посевов предназначенных для медицинских и научных целей. Легальные посевы подлежали согласованию с тремя наркоматами (сельского хозяйства, торговли и здравоохранения). Как видим среди контролирующих инстанций – ни одного силового ведомства. Новое дополнение в Уголовному Кодексу (1926 год) ввело до 2 лет лишения свободы за выращивание индийской конопли «без лицензии». Тем временем между наркоматами здравоохранения и внутренних дел даже велась дискуссия о том, как поступить с теми, кто злоупотребляет наркотиками (морфием и кокаином).  Представители нарздрава тогда выступили против административного наказания потребителей.

Исследуя статистику советской наркологии, Панин приходит к выводу что в конце 20-х годов произошли изменения в структуре наркопотребления. Гашиш становиться наиболее распространенным наркотиком. В средине 30-х годов изучение наркомании в СССР было прекращено: за наркопотреблением перестают следить с точки зрения медицины, но юридическая сторона все больше прогрессирует. Уголовный Кодекс РСФСР в конце 30-х годов уже имел достаточно статей, криминализировавших хранение и сбыт не только опия и морфия, но и «других ядовитых веществ». До начала Второй Мировой Войны велась активная работа по унификации наркотического законодательства других союзных республик. Однако даже после ратификации Конвенции ООН 1961 года и вступления в силу всесоюзного уголовного кодекса (1960 год), наркозаконодательство союзных республик значительно отличалось. В Киргизии, Туркмении, Молдавии и Азербайджане пересылка наркотиков не каралась. По законам Грузинской, Латвийской, Литовской, Казахской, Киргизской и Молдавской ССР уголовная ответственность за хранение и покупку наркотиков наступала даже без цели сбыта, а вот в Узбецкой ССР и Российской ФСР – только в случае умысла на сбыт.

Отсутствие границ в СССР способствовало распространению знаний об альтернативе алкоголю, широко распространенной в республиках Средней Азии. Недаром большинство паломников в теплые республики в 70-х годах были молодые нон-конформисты. Марихуана - как основа субкультуры хиппи, не была чужда и советским неформалам. Владимир «Джим» Михайлов вспоминает как впервые покурил в 1970 году, когда был в 10 классе: «Увидел, как старшие ребята курят что-то, и это не табак. Попробовал и я … восприятие реальности сразу поменялось. Старшие были битниками, слушали рок-н-ролл, Элвиса Пресли. А мы только начинали хипповать. Поняли, что их марихуана, это не что иное как наша конопля, так все и началось….»

Советские хиппи. Фото

По данным кандидата юридических наук Бориса Калачева в 1970-х годах в Союзе 2-3 грамма гашиша стоили 5 рублей, грамм опия стоил 30 рублей, а морфия – 150. Гашиш был наиболее распространенным советским наркотиков. При этом советский гашиш  был просто «катанкой» их верхушек дикорастущей конопли. Не удивительно, что конопля в СССР не стала предметом широкого советского наркорынка. Этот продукт готовили в основном для себя и друзей. Как утверждает Борис Калачев, для рекреационного употребления в СССР дикие сорта выращивалась незаконно (читай сеялись сами) или же «крались с колхозного поля»: "Часто после уборки конопли, когда техника, собирала урожай, ставилась на ночь в машинно-технических станций, некоторые преступники пытаются соскребать с деталей комбайнов, что сталкивались с растениями, наслоенных на них пыльцу, а то и демонтируют и выносят эти части полностью ".

Сокращения конопляных посевов в СССР началось сразу после ратификации международной конвенции ООН в 1961 году. Вплоть до 1960-х годов за выполнение повышенных обязательств по выращиванию конопли давали не от 5 до 12 лет, как сегодня, а почетное звание Героя Социалистического Труда. В 1982 году ответственному за сельское хозяйство секретарю ЦК КПСС Михаилу Горбачеву доложили о бедственном положении с производством конопли:

"До 1960 года объемы производства конопли не только полностью обспечивали потребность легкой промышленности в этом виде сырья, но наша страна являлась крупным экспортером пеньки. Конопля выращивалась в Российской Федерации, в Украине, в Белоруссии, Казахстане и Киргизии. Под посевами в 1956-1960 годах было занято в среднем около 430 000 гектаров... Считали бы необходимым поручить Госплану СССР и министерству Сельского хозяйства рассмотреть вопрос об увеличении производства конопли до нужных объемов."

Восстановить производство конопли в прежних масштабах решили в 1985-1986 годах, о чем и доложили Горбачеву. При этом сообщили, что катастрофически не хватает сортов, не содержащих наркотических веществ. Их выведение поручили видным селекционерам.  

Новое окно в мир продуктов каннабиса прорубила сама советская власть в 1979-м, введя войска в Афганистан. За десять лет существования "ограниченного контингента" через его ряды прошло 620 000 молодых людей со всех уголков Советского Союза. Многие из них открыли для себя каннабис, как лекарство от стресса и депрессии. Наравне с импортной видео-и аудио-техникой местный натурпродукт был объектом торговли между "шурави" и местными фермерами. Кусок гашиша размером в пол-кулака можно было обменять на несколько банок сгущенки или тушенки. За больший кусок могли править и канистру бензина. Очень немногие солдаты пробовали местный чарас, но желающие находились в каждом подразделении, резюмирует собранные факты Олег Види, автор "Конопляной Энциклопедии".  И совсем не единичными были случаи, когда кто-то из "дембелей" прихватывал с собой изрядный кусок "пластилина", возвращаясь домой.

Про исследования содержания ТГК в дикорастущей конопле времен СССР известно мало, но можно предположить, что в дичке, произрастающей в средней полосе Советского Союза уровень ТГК не превышает 2-4%. Такой «гашиш» может вызвать у потребителей разве что ироническую улыбку. Другое дело – южные районы необъятной родины. В тех районах Средней Азии, где дикорастущая конопля росла для удержания песков «в период цветения нередко можно было наблюдать скопления автотранспорта с номерными знаками с разных республик» и отдельных граждан, живущих в округе.»

Облава на конопляном поле. Краснодарский край, 1989 год. Фото

Где брали траву в советские времена? Хорошие и качественные шишки продавали на колхозных рынках больших и малых городов жители южных республик, которые привозили в Украину дыни, виноград, хурму. Один из респондентов «Конопляной Правды» вспоминает, что за 5 рублей можно было купить пакет прекрасной ганджи на Краковском рынке во Львове. Бутылка водки тогда стоила 3 рубля 20 коп. В Киеве в конце 80-х «рыночные» цены на траву были выше, и к тому де нужно было знать пароль. На Бессарабском рынке в центре Киева спичечный коробок стоил уже 25 рублей. В это же время на БЖ (улица Большая Житомирская в Киеве) траву тоже продавали, хоть выглядело это по-аматорски и трава была никакая. Но и цена была ниже – по 15 рублей.

Во многих советских городах ходили легенды о качестве среднеазиатской анаши, известной под названием «чуйка», от имени долины речки Чу в Киргизстане. При этом неважно было где именно росла трава, главным показателем качества было то что она «оттуда». Такой травой делились только с узким кругом друзей. Не потому, что боялись преследований, а потому что ее было мало. Ближе к развалу совка контроль за межреспубликанским трафиком усилился и желающих рисковать становилось все меньше и чаще всего туристы привозили только рассказы о том «какая она там».