Джуди Чанг: "Потребители наркотиков - самые эффективные адвокаты изменений в глобальной наркополитике"

Judy_Chang_INPUD_director

Джуди Чанг, австралийка китайского проиходжения была избрана исполнительным директором INPUD в начале 2017 года. Фото: Источник

Во время Международной Конференции по СПИДУ 2018, порталу TalkingDrugs удалось пообщаться с Джуди Чанг – исполнительным директором Международной Сети людей, употребляющих наркотики (INPUD).

Джуди, расскажите для начала о себе.

- Моя история в качестве исполнительного директора INPUD началась в феврале 2017 года. Я расскажу о том, как начала интересоваться этим международным движением и как стала его частью. Я родилась в Австралии и употребляла инъекционные наркотики с 18 лет. Я знала о рисках употребления, поэтому достаточно рано стала пациенткой программы заместительной терапии (ЗТ). Но я всегда знала, что хочу путешествовать, хочу работать в неправительственных организациях. Это была моя мечта, то, что всегда меня мотивировало и держало на плаву. Я закончила магистратуру по международному развитию и переехала в Индию. И тогда я столкнулась в проблемой доступа к ЗТ на новом месте, и мне помогли такие же как  я  люди, употребляющие наркотики.  И вот это чувство солидарности, когда люди помогают тебе, потому что они сами прекрасно понимают как это, оказаться в такой ситуации, и готовы идти на риск, хотя они совсем не знают тебя. Именно тогда я на себе почувствовала насколько эффективным является подход "равный-равному".

Во время работы в Индии я узнала о существовании глобальных сетей ключевых сообществ. Я провела в Индии три с половиной года и за это время я стала членом ANPUD (Азиатской сети людей, употребляющих наркотики), а также участницей Women and Harm reduction international network. И через эти контакты я стала участницей INPUD и INWUD (Международная сеть женщин, употребляющих наркотики).

В октябре 2015 года, во время Конференции по снижению вреда в Куала Лумпуре, сеть INPUD переходила на новую модель регионального членства, я присутствовала на заседании, когда проходили выборы в Правление представителей от каждого из регионов, а также от INWUD. Тогда я была избрана в Правление как представительница от INWUD. После этого, где-то через год, я была назначена на пост исполнительного директора INPUD.

Расскажите детальней про переход INPUD с глобальной на региональную модель членства.  

- В INPUD раньше было индивидуальное членство – у нас была общая рассылка и все, кто хотел присоединиться к сети, заполняли анкету и присоединялись к ней. После этого было принято решение перейти к региональной структуре – создании отдельных региональных сетей (Европейской, Евразийской, Азиатской, Сети стран Латинской Америки, а также сети стран Северной Африки и Среднего Востока). Согласно новой модели, региональные представители от каждого региона входят в Правление Международной сети. Выборы членов Правления происходят каждые два года.

- Как происходят выборы представителя от региона?

- Процедура выборов достаточно стандартна: инициативная группа объявляет об открытии конкурса и дает возможность всем желающих членам региональной сети выдвигать свои кандидатуры. Процесс выборов происходит онлайн и избранный представитель или представительница от региона входит в Правление. Всего у нас 8 региональных представителей, по одному от каждого региона и одна представительница от INWUD.  Здесь важно отметить, что выборы  в регионах проходят полностью автономно. Мы не вмешивается в этот процесс, если только к нам не обращаются за технической помощью. 

Сколько членов в вашей сети во всему миру?

- Дело в том, что после перехода на региональную модель – каждая региональная сеть имеет свою систему членства, независимую от нас, вы же собираем только избранных представителей. Мы не ведем обшей статистики, это просто невозможно. В большинстве стран есть свои национальные сети, потом есть меньшие региональные сети, объединенные в большие сети, объединяющие континент или субрегион. Поскольку у нас работает принцип автономии, у каждого региона свои критерии членства – индивидуального или организационного, свои процедуры отбора. В любом случае это  десятки тысяч людей во всему миру.

Почему INPUD приняла решение об изменении структуры членства? Региональная модель более эффективна?

-  Здесь в первую очередь важен не вопрос эффективности, а скорее – более справедливого представительства. INPUD началась как организация созданная активистами из стран Глобального Севера (Австралии, Великобритании) и вся коммуникация была на английском. Поэтому, будучи глобальной сетью, было принято решение обеспечить равное представительство и равный голос в принятии решений людям из других регионов мира.  До этого в структуре доминировали только несколько голосов, представляющих в основном белые англоязычные страны. Сегодняшняя структура является более демократичной и равноправной.

Какие стратегические адвокационные цели ставит перед собой INPUD на ближайшие 3-5 лет?

- Нашей главной глобальной задачей на ближайшее будущее является декриминализация. В глобальном контексте это очень широкое понятие, поэтому для каждого из регионов мы разрабатываем свои специфические планы достижения этой цели.  В сфере наркополитики следующим важным моментом будет завершение  срока действия Политической Декларации и Плана действий ООН относительно наркотиков 2009 года, однако скорее всего по этому вопросу не будет принято никаких важных изменений. Поэтому для INPUD пока стратегически важным является усиление адвокационных возможностей наших региональных сетей, уточнение принципов по которым мы работаем с партнерами, работе по защите прав человека, изменении общественного мнения о людей, употребляющих наркотики.

Кто является вашими ключевыми партнерами в этих процессах?

Самыми главными нашими партнерами являются другие сети ключевых сообществ и международные организации работающие в сфере снижения вреда и наркополитики. Представители ключевых сообществ на данный момент имеют огромный экспертный потенциал, и в сфере борьбы с ВИЧ и реформирования наркополитики ключевые сообщества сейчас являются наиболее эффективными адвокатами изменений как на региональном так и на глобальном уровнях.

Что бы вы могли сказать об особенностях региона ВЕЦА, отображена ли эта специфика в вашей стратегии?

-  Наша стратегия имеет более глобальный характер, однако если говорить о регионе ВЕЦА, то в первую очередь мы фокусируемся на вопросах устойчивого финансирования программ снижения вреда в переходной период. По этому направлению мы тесно сотрудничаем с ENPUD (ЕСЛУН) - оказываем им программную и техническую помощь. Сейчас INPUD оказывает региональным сетям помощь по регистрации организаций, расширении и усилении сетей, потому что адвокационная деятельность невозможна без четкой и финансово устойчивой структуры. Мы хотим помочь ENPUD стать в первую очередь сильной организацией.

Также мы выявляем специфические потребности для каждой из стран региона ВЕЦА например перебои с поставками медикаментов, соблюдение стандартов оказания  услуг в коммерческих негосударственных сайтах ЗПТ и другие вопросы. Недавно в Казахстане была угроза закрытия программы ЗПТ.  В России существует полный запрет на заместительную терапию, а охват услугами снижения вреда составляет около 1% от потребности. Это крайне негативно влияет не только на российских наркопотребителей, но и на весь регион в целом. В этом контексте большие опасения у нас вызывает рост эпидемии ВИЧ в регионе ВЕЦА.

Если ли у вас отдельные гендерно-сенситивные программы?

- У нас нет отдельных программ, но я знаю что наши региональные сети разрабатывают гендерно-сенситивные стандарты оказания медицинской помощи, программ снижения вреда. Мы также стараемся поддерживать женское лидерство. Вместе другими женскими организациями мы готовим теневые отчеты о соблюдении прав женщин, употребляющих наркотики, и подаем  их в комитет ООН (CEDAW).  У нас в Правлении есть отдельная представительница от международной женской сети INWUD, также есть специальная информационная рассылка.

Какие глобальные вызовы вы видите перед сообществом женщин, употребляющих наркотики?

- Конечно есть общие проблемы – проблема доступа к программам, организация  пространств безопасных для женщин, доступ к лечению и программам репродуктивного здоровья. Однако здесь важно помнить, что наш главный приоритет – доступность снижения вреда и защита прав для всех наркопотребителей. Мы не можем себе позволить фокусироваться на более узких проблемах, не решив основные. Мы выбрали для себя стратегию более активного представительства женщин-лидерок на региональном уровне, а также поддержку локальных женских активистских сетей. В Правлении INPUD сейчас 30% составляют женщины. Я считаю что женщин нужно продвигать в существующие структуры, а не создавать для них отдельные. Мы выступаем за глобальную солидарность для всех, независимо от гендерной или любой другой идентичности.

Многие активисты и эксперты говорят об изменении глобальной наркосцены – снижение употребления героина, появление новых наркотиков. В регионе ВЕЦА, где криминализация особенно сильна, наркопотребление также изменилось – появились новые вещества, новые риски. И соответственно, есть потребность в новых форматах предоставления услуг снижения вреда и взаимодействия с сообществом наркопотребителей. Как INPUD оценивает новую реальность и как реагирует на новые вызовы?

- Изменения  наркосцены происходят не только в регионе ВЕЦА, но и по всему миру. Однако во многих регионах уровень употребления инъекционных наркотики остается высоким и поэтому на глобальном уровне мы выступаем за «традиционные» программы – обмен шприцев, заместительную терапию и другие. Конечно появляются новые вещества, но мы все еще боремся за доступность базовых услуг и сервисов для людей, потребляющих наркотики. Мы не можем охватить все, а борьба с криминализацией, стигмой и дискриминацией являются актуальными для всех групп и всех регионов.

Как все-таки можно побороть дискриминацию?

- Это комплексная задача. Медиа должны изменить свои подходы к освещению тем, связанных с людьми, употребляющими наркотики. Мы должны начать более открыто говорить об употреблении наркотиков, наши лидеры должны более открыто говорить о проблемах. В целом наркопотребители должны стать более видимыми, больше выступать от своего имени и иметь больше возможностей доступа к принятию решений.