Максим Малышев: о химсексе нужно говорить!

Геи, секс и наркотики в России – это табу. Но не смотря на это, данные явления набирают стремительные обороты в обществе.

О проблемах химсекса, о зачатках сервисов снижения вреда в России, а также о теме ментального здоровья людей, практикующих химсекс, AFEW International рассказал Максим Малышев, координатор социальной работы фонда имени Андрея Рылькова.

Насколько в России распространен химсекс? 

Это сложный вопрос, так как до сегодняшнего дня не было ни одного исследования, посвященного распространенности химсекса в России (о последних исследованиях химсекса в Украине и Европе TalkingDrugs писал здесь). Исходя из личных наблюдений, я могу сказать, что он есть и с каждым годом становится все популярнее. Во-первых, это мировой тренд. Во-вторых, в России с помощью даркнета наркотики вполне доступны. В-третьих, сегодня в связи с дискриминацией, стигматизацией уязвимых групп, в частности, ЛГБТ сообщества, давление на его представителей возрастает, поэтому у них появляется больше соблазнов уйти в изоляцию и участвовать в новых деструктивных экспериментах.

Оригинал материала доступен на сайте AFEW International здесь

Химсекс – это проблема мегаполисов, или маленьких городов тоже? 

В основном, это проблема мегаполисов – Москвы, Санкт-Петербурга, возможно, Екатеринбурга, Ростова и Краснодара. Важно понимать, что большие города являются центрами гей сообщества. Геи из провинций тянутся туда, потому что там легче жить, там меньше стигматизации, больше возможностей, больше сообществ.

Почему проблема химсекса – это проблема во многом гей-сообщества? 

Конечно секс и наркотики существуют не только в гей сообществе, например, в гетеросексуальных сообществах, а также у трансгендеров. Однако я, как и многие другие специалисты в этой сфере, являюсь приверженцем классического понимания химсекса, и связываю его именно с гей-сообществом. Именно оно испытывает все факторы, на которые химсекс и является ответом. Это стресс меньшинств, стигматизация, особенности самоидентификации (секс — важный элемент). В трансгендерных сообществах тоже есть секс и наркотики, и для многих трансгендерных секс работников наркотики – это инструмент выживания, преодоления личных проблем, депрессии и т.д. Это конечно сугубо мое личное мнение и я не могу говорить за эти сообщества.

Какие основные проблемы рождает химсекс?

Есть основных 4 проблемы: ВИЧ и заболевания, передающиеся половым путем, ментальное здоровье, проблема выбора и насилия и одиночество.

При химсексе у людей возрастает половая активность, вещества повышают либидо, выносливость, количество половых актов и партнеров увеличивается, а способность контролировать важные вещи уменьшается. Люди не пользуются презервативами, секс становится более травматичным, порог чувствительности снижается, увеличивается агрессия, появляется больше энергии, и все это приводит к возрастанию рисков передачи ВИЧ и других инфекций.

Рассуждая о проблемах ментального здоровья, надо сказать, что химсекс рождает у людей чувство одиночества и опустошенности. В России и Европе для практик химсекса применяются вещества, которые негативно влияют на психику, людям становится сложно приобретать психическую стабильность. Возникает зависимость, поэтому когда люди прекращают принимать вещества, обычный секс становится скучным для них. Ситуацию ухудшает репрессивная наркополитика и боязнь людей попасть под пристальное внимание полиции, криминала, стать предметом шантажа.

 

Есть ли в России сервисы снижения вреда для тех, кто практикует химсекс? 

В России на данный момент только есть только зачатки сервисов. Например, фонд им. Андрея Рылькова, который сегодня признан иностранным агентом, осуществляет аутрич работу на техно мероприятиях для геев. Там мы раздаем презервативы, смазку, тестируем на ВИЧ. Кроме того, мы организовали группы взаимопомощи для людей, пострадавших от химсекса, она существует на регулярной основе. Также мы уделяем много времени психологической работе с пострадавшими от химсекса. В свое время AFEW International оказала нам огромную поддержку, поддержав проект по аутрич выездам на техноэвенты. В рамках гранта от ESF мы закупали презервативы, смазку. Этот грант дал большой толчок к развитию нашей деятельности.

Я знаю еще одну российскую организацию, которая создала группу анонимных наркоманов для гей-сообщества. В принципе, на этом сервисы заканчиваются. Именно поэтому наш фонд вместе с организацией «Парни +» написали совместную заявку в фонд Элтона Джона на развитие проекта по работе с гей сообщества в контексте химсекса.

Какие сервисы, по вашему мнению, необходимо развивать?

Сейчас проводится интересное исследование для гей сообщества, в котором его представители рассказывают о своих проблемах, путях их преодоления, и высказывают свои пожелания. Надеюсь, скоро оно принесет свои плоды.

Что касается моих личных наблюдений, однозначно большая работа должна вестись по гей идентичности, чтобы люди осознавали себя геями, чтобы они не закрывались. Важно, чтобы люди принимали себя, открывались перед близкими, налаживали контакты с ними. Отсутствие самоидентификации — важная причина, по которой люди прибегают к практикам химсекса. Однако вести такую работу в России невозможно, потому что она сразу же попадает под понятие «Гей-пропаганда».

Также должна вестись большая работа по практикам снижения вреда. То, что мы сейчас можем делать, например, аутрич выезды в сауны, на квартиры с привлечение сообщества – этого мало. Хорошо было бы иметь программу предоставления чистых шприцов. Однако многие организаторы мероприятий боятся таких мер, так как это может привлечь внимание полиции.

Кроме того, я считаю важным создание центров по реабилитации пострадавших от химсекса. Ведь сегодня таких людей просто некуда отправить! Даже если они готовы платить за себя сами. Все центры нацелены на обычных людей, употребляющих наркотики, где нет никакой толерантности к представителям ЛГБТ сообщества.

И все же, удается в таких условиях создавать какие-то печатные и онлайн материалы?

Да, кое-что все таки активисты делают. Недавно, например, был создан комикс по химсексу. Он будет распространяться в клубах. Есть еще анонимный сайт, где гей сообщество может ознакомится с информацией по снижению вреда и восстановлению.

Что в работе за последнее время вызвало у вас самые сильные эмоции? 

Недавно был один запоминающийся случай. К нам в фонд обратился парень со своей историей. Его новые знакомые, предварительно употребив мефедрон, позвали его заниматься сексом в парке. Прибыв на место, парень увидел, что у его новоиспеченных друзей есть наручники и бита. Его подвели к непонятному месту, где лежал посиневший труп. Испугавшись, кое-как парень убежал от них. Нам он рассказал о том, что после был абсолютно готов обратиться в полицию и написать заявление на этих парней. Однако его страх взял верх. Страх, что ему не поверит полиция, страх, что его привлекут за употребление наркотиков, он потеряет работу, его поставят на учет, страх, что его ориентация станет объектом насмешек.

Я искренне надеюсь, что когда-нибудь ситуация изменится. И то, что мы сейчас делаем – это шаг в будущее.