От стигмы к адвокации: Глобальная комиссия по наркополитике призвала изменить восприятие наркотиков в мире

Новый отчет Глобальной Комиссии по наркополитике

Глобальная Комиссия по наркополитике представила новый отчет, в котором призвала бороться с предрассудками о наркотиках. Фото: Источник

9 января 2018 Глобальная комиссия по наркополитике представила новый доклад «Проблема восприятия наркотиков в мире: Время развеять предрассудки о людях, употребляющих наркотики».  В докладе Глобальная комиссия рассматривает доминирующие в мире представления и опасения по поводу наркотиков, лежащие в основе репрессивной наркополитики. Авторы доклада критикуют негативные стереотипы относительно наркопотребителей — нарративы преступности и зависимости, которые превалируют в политике, в медиа и среди населения. Доклад призывает к прекращению стигматизации и использования оскорбительных терминов и языка вражды в отношении людей, употребляющих психоактивные вещества. По мнению авторов доклада, именно это приводит к дискриминации и укреплению карательной наркополитики, основанной на морализаторстве. Глобальная комиссия призывает лидеров общественного мнения ответственно относится к своей роли в формировании общественного мнения о наркотиках и использовать недискриминирующий язык, который отражает уважение к правам человека.

Данным докладом Глобальная комиссия также призывает лидеров предоставлять надежную и последовательную информацию и использовать последние научные данные для разработки более эффективной наркополитики. Она призывает всех граждан активно участвовать в обсуждении наркополитики, поддерживать активизм и адвокацию и призывать к ответственности правительства, парламентариев, полицию и судебную систему, а также СМИ, органы здравоохранения и социальной защиты.

Доклад также ставит своей целью проанализировать наиболее распространенные в мире предрассудки и страхи о психоактивных веществах и о людях, их употребляющих, сопоставить их с доступными научными данными.

Заблуждение 1. Представление психоактивных веществ как несвойственных природе человека токсинов. На самом деле, использование веществ, изменяющих сознание, является универсальным поведением, которое встречается почти во всех культурах мира и во все исторические отрезки. Хотя употребление наркотиков, несомненно, влечет за собой определенные риски, легальный статус веществ редко соотносится с потенциально вредными последствиями наркотика.

Заблуждение 2. Представление наркозависимости как автоматического путь от разового употребления наркотика для удовольствия до полного «порабощения» человека химическими веществами в его составе. На самом деле употребление психоактивных веществ является достаточно распространенным явлением — по данным Global Drug Report 2016, только в 2016 году около четверти миллиарда людей принимали какие-либо нелегальные вещества, и только у 11.6% из них употребление было проблемным или зависимым; в большинстве же случаев употребление психоактивных веществ было эпизодическим и не привело к зависимости.

Заблуждение 3. Выздоравление от наркотической зависимости часто представляется только как полное воздержание от употребления, как единственно возможная цель лечения. Однако, основной целью лечения должно быть достижение человеком физического и психического здоровья, насколько это возможно. С этой точки зрения, полное воздержание от наркотиков не является единственно возможным вариантом лечения, и сам человек может не преследовать такой цели. Для выбора оптимального подхода, докторам и пациентам необходимо иметь в запасе больше опций возможных целей лечения. Эти опции могут включать психологическую поддержку, заместительную терапию и терапию при помощи героина. Эффективность данных видов лечения подтверждена большим числом научных исследований. Кроме того, существует ряд научно обоснованных методов, которые могут снизить вредные последствия наркопотребления, таких как программы обмена игл и шприцев, комнаты для безопасных инъекций, предоставление опиоидных агонистов и тестирование наркотиков. Такие программы не требуют от людей обязательного и полного отказа от наркотиков.

Заблуждение 4. Представление о людях, употребляющих наркотики, как о «слабых» или «аморальных», или же о таких, которые не являются его полноправными членами и не обладают равными правами. Эти стереотипы противоречат мнению экспертов о том, что можно считать основными причинами употребления веществ. К ним исследователи относят, например, юношеские эксперименты, стремление получить удовольствие, социализацию, улучшение производительности, самолечение для облегчения эмоциональной и физической боли.

Заблуждение 5. Мнение о том, что люди употребляющие наркотики – это преступники. Однако в реальности, подавляющее большинство наркопотребителей не нарушают никаких законов, кроме законов о наркотиках. Исключение составляют некоторые люди с проблемным употреблением, которые вынуждены приобретать наркотики для личного употребления и не могут избежать вовлечения в криминальную деятельность. Если у таких людей появляется судимость, им становится гораздо сложнее найти работу — таким образом, рынок нелегальных наркотиков и криминальная деятельность становятся для них единственным средством выживания.

Во многом медиа формируют общественное восприятие людей, употребляющих наркотики, фокусируясь исключительно на негативных последствиях  употребления наркотиков, связывая наркотики и преступность и постулируя, что употребление веществ неизбежно влечет за собой серьезные проблемы. Общественное мнение и изображение проблемы в СМИ усиливают друг друга и способствуют усугублению стигмы, связанной с наркотиками и наркопотребителями. Часто употребляемые слова — «торчок», «наркоман», «героинщик» — обесчеловечивают  наркопотребителей, выставляя их как недостойных, морально неполноценных людей. Результатом такого подхода становится общественный спрос на репрессивную наркополитику и нарушение прав людей, употребляющих наркотики.

Оксана, Российская Федерация

«У меня уже несколько лет была зависимость от героина, но мне удавалось с ней справляться. Я мечтала о ребенке. В больнице меня ошеломили новостью, что мне нельзя рожать, потому что у меня наркозависимость и ВИЧ. Сказать, что я расстроилась – ничего не сказать. Я все время плакала, перестала есть. Хотелось убить себя. Потянуло к наркотикам.

Несмотря ни на что я объявила, что сохраню ребенка! Медицинский персонал кричал, что я безответственная наркоманка. От пережитого у меня начались преждевременные роды, но моя дочка Юля родилась здоровой!

Для того, чтобы заботиться о ребенке, мне нужно было много сил. Вскоре умер отец дочки, и мне стало совсем сложно. Трудности с работой, бытовые трудности, а потом смерть отца ребенка и стигма снова вернули меня к употреблению. Я сорвалась. На меня завели фальшивое уголовное дело за хранение наркотиков. Полиция устроила обыск у меня дома, но наркотики так и не нашла. Тогда они достали из шкафа сахар, насыпали его на стол, раскатали в порошок, накидали на стол шприцы, позвали понятых и заявили, что это наркотики. В отделении полиции мне в личные вещи подбросили шприц.  Мне дали 3 года и 3 месяца в колонии.  Сейчас я нахожусь на зоне, сижу уже год. О дочке не могу думать — начинаю плакать. Мечтаю только об одном — снова увидеть Юлю и никогда больше не разлучаться.»

Авторы доклада акцентируют внимание на том, что между тем, как наркотики и те, кто их употребляют, воспринимаются в обществе и государственной наркополитикой существует четкая связь. В рамках запретов человек, который употребляет наркотики, вынужден совершать незаконные действия, что усугубляет стигму. Стигма оправдывает дискриминацию людей, употребляющих наркотики, и позволяет вести политику, в которой наркопотребители рассматриваются как неполноценные люди, которых нудно наказывать, а не помогать им. Было бы гораздо лучше, если бы СМИ могли предложить правдивую информацию, призывать к сдержанности в экспериментах, и предоставлять знания о менее опасных способах употребления. Кроме того, прием наркотиков рассматривается как вопрос морали, как общественное зло, и криминализуется. В ряде стран до сих пор применяется смертная казнь за некоторые ненасильственные наркопреступления — с точки зрения морали, они de facto приравниваются к убийству и другим серьёзным преступлениям.