Замкнутый круг криминализации веществ Нового Света

Фото: WitnessForPeace

В Латинской Америке существует выражение «закрыть солнце пальцем» (“Taparelsolconundedo”), относящееся к нелепой способности человека выбирать удобную перспективу и вырабатывать целый ряд мировоззренческих установок, отрицая иные углы и общее воздействие «солнца» на остальные сферы жизнедеятельности. Это выражение в полной мере применимо к политике борьбы с наркотиками в регионе. Проблема здесь стоит остро, поскольку, объявленная война нелегальным веществам сильно бьёт по государственным бюджетам и не имеет убедительных результатов, помимо увеличивающегося количества трупов. 

Недавняя конференция по наркополитике в Латинской Америке, прошедшая в Мехико в конце октября, в полной мере отобразила, насколько проблема наркотиков воздействует на различные сферы жизни общества. Событие собрало представителей различных секторов от гражданского общества и журналистов до законодателей и работников здравоохранения и безопасности, продемонстрировав активность латиноамериканского гражданского общества и его способность продвигать изменения, вовлекая в диалог законодателей и других влиятельных игроков. 

Ключевые проблемы

Если рассматривать проблему наркотиков, то на первый план всегда выходит озабоченность государства общественным здоровьем, что собственно и является обоснованием агрессивного противодействия. Проблемное потребление в странах региона определённо существует, более того в последние годы оно явно растёт. Однако, как утверждают многие местные исследователи, проблемным является не количество потребителей, а качество потребляемых веществ. 

Куда больший вред наркотики наносят общественной безопасности, вызывая рост криминальных структур, борющихся за контроль производства и трафика веществ. Именно этот аспект воздействует на общественное сознание, рисующего картины кровавого хаоса. 

В 80-х и 90-х процесс демократизации на континенте совпал с ростом преступности. Увеличение социального неравенства и расширение нелегальной торговли оружием и наркотиками, поддерживаемой спросом из США, способствовали росту насилия в регионе. Как раз тогда вопросы борьбы с криминальными структурами и обеспечения гражданской безопасности прочно утвердились в политической повестке. Реагируя на новые вызовы, многие правительства способствовали укреплению роли военных в борьбе против преступных организаций. 

В докладе «Внутренняя война» аргентинского Центра социальных и юридических исследований предметно рассматривается, как доктрина «Новых угроз» способствовала милитаризации структур общественной безопасности в странах региона. Авторы утверждают, что отнеся наркотрафик к «новой угрозе» общественной и национальной безопасности, правительства нашли оправдание применяемым тактикам расследований и слежки в целях предотвращения действий организованной преступности. На практике же подобные средства используются для контроля и устрашения общественных лидеров заявляющих о нарушениях прав на политическое участие, частную жизнь или частную собственность. 

Одним из ярких образов, внедрённых в политическую повестку, стало понятие «наркотерроризма», живописно гравирующего связь между двумя явлениями в общественном сознании. На конференции представители гражданского общества, делясь опытом своих стран, сходились в том, что криминализация и борьба против наркотиков является ничем иным как «государственным терроризмом» - стратегией устрашения и контроля гражданского общества. 

Милитаризация гражданских структур общественной безопасности, то есть полиции, не может не вести к многочисленным нарушениям прав человека, криминализации потребителей и чрезмерного использования силовых методов. Сам по себе термин «война» против наркотиков уже несёт в себе логику военного времени, когда можно и нужно ограничивать гражданские права, во имя обеспечения эфемерной безопасности миллионов. Силовые структуры в рамках подобной доктрины должны действовать, словно они действительно находятся в условиях вооруженного конфликта, который, к слову, сами правительства неохотно признают таковым.

В дополнение к полной неэффективности методов силовой борьбы и уголовного преследования с точки зрения контроля оборота нелегальных веществ, логика военизированной безопасности ведёт и к серьёзным нарушениям прав человека. Случаи насильственных исчезновений и убийств не являются отдельно стоящими событиями, а представляют собой системные методы воздействия на несогласных. Авторы доклада отмечают, что наиболее печальная ситуация с нарушениями прав человека обстоит именно в тех странах, где была принята стратегия милитаризации гражданских правоохранительных органов, а именно в Колумбии, Мексике, Гватемале, Гондурасе и Эль Сальвадоре. Примерами могут служить исчезновение 43-х студентов Айотсинапы в Мексике и внесудебные расправы в Колумбии, известные как «falsospositivos».

Полный текст доклада на английском доступен здесь.

Дифференцированный подход

Очевидно, что единого подхода к решению проблемы существовать не может в виду фундаментальных различий в контекстах стран. Однако всё чаще в область общественных и политических дебатов попадают проблемы уязвимых групп населения, к которым среди прочих относятся крестьяне, культивирующие нелегальные растения, жители местностей, находящихся на пути трафика, женщины «мулы», перевозящие товар через границу, сами потребители и т.д. У каждой группы своя реальность и свои потребности. Кроме того, сами группы тоже не однородны и ситуации варьируются в каждом случае. 

Мария де Кастро Комис, координатор Центра сосуществования и закона в Сан-Паулу в своём выступлении обратила внимание на этнические аспекты, выражающиеся в виде дискриминации и стигматизации обществом и властями различных этнических групп. Ключевая динамика формирования общественного сознания заключается в установлении умозрительных связей между наркотиками, преступностью и целыми группами людей со характерным цветом кожи и акцентом. 

Помимо этнической принадлежности, стигматизация может основываться и на таких признаках, как  место проживания и род деятельности. В частности это касается сельского населения, занятого выращиванием незаконных растений и конечных потребителей, живущих на улицах городов. Реалии этих групп можно охарактеризовать выражением «между молотом и наковальней». Они являются наиболее уязвимыми как перед государственной нетерпимостью  в отношении наркотиков, так и перед организованной преступностью. 

Ярким примером подобной ситуации является случай крестьян Колумбии. Вследствие недавнего мирного процесса с повстанческой группировкой ФАРК, в этой стране был объявлен курс на изменения парадигмы борьбы с наркотиками и сопутствующими проблемами в виде отмывания денег, ликвидации криминальных организация и т.д. Проблема наркотиков была выделена в отдельный пункт мирного соглашения и шла в комплексе с предложениями по сельскому развитию, распределению земель и программами медицинской помощи. 

С недавней сменой правительства, политическая верхушка вновь взялась обсуждать с Вашингтоном стратегию борьбы с незаконными растениями посредством фумигаций глифосатом и посадками всех, кто может быть замешан. Уже полетели и первые ласточки в виде запрета на владение персональной дозой, которую полиция пока конфискует без каких-либо уголовных последствий.

В этой истории крестьянам «кокалерос» традиционно достается от всех – государства, общества и криминальных структур. Перефразируя знаменитый тост, у них нет ни здоровья, ни денег, ни народной любви. В общей цепи производства и продажи наркотиков они являются самым низкооплачиваемым звеном. По свидетельствам самих крестьян, доходов от продажи листьев коки едва хватает на проживание, но других альтернатив просто не существует. Кока является чуть ли не единственным возможным средством выживания. В условиях соглашений о свободной торговле местные аграрии вынуждены конкурировать на внутреннем рынке не только между собой, но и с производителями других стран. Выращивание традиционных культур часто теряет смысл, особенно это касается удалённых районов, где вдобавок отсутствуют инфраструктура, здравоохранение и образование. Для таких районов кока, будучи единственным продуктом способным продаваться за пределами этой местности, ложится в основу экономики. Благодаря ей строятся дороги, жильё и прочие объекты общественных благ. 

Вместе с тем кока всего лишь растение, которое, как и любой сельскохозяйственный товар, продаётся тому, кто заинтересован в его покупке. Она легко замещается на другие культуры такие, как какао, юкка, или тот же кофе, но ввиду провала большинства программ добровольного замещения (из-за отсутствия интереса властей в продвижении долгосрочного устойчивого территориального развития), крестьяне вынуждены возобновлять её выращивание.

Вместе с этим появляется ряд побочных эффектов в экономической, социальной и политической среде. Во-первых, когда экономика строится на коммерциализации лишь одного вида продукта, происходит бесконтрольный рост цен на остальные необходимые для жизни товары, которые всё больше импортируются в данную местность из других районов. Известны случаи, когда листья коки становились своеобразной локальной валютой, с помощью которой можно было купить мешок чонтадуро, риса или папайи. Во-вторых, в этих местностях изменяется социально-политический порядок. Власть попадает в руки криминальных элементов с сопутствующей коррумпированностью локальных государственных структур, силовиков и политиков. В-третьих, для национального правительства и жителей крупных городов крестьяне отождествляются с криминальными элементами, наркоторговцами, «наркотеррористами» готовыми на всё ради наживы.

Очевидно, что основной спрос на наркотические вещества находится в Европе и в странах Северной Америки, где уже давно идёт процесс декриминализации и легализации этих веществ. Наличие высокого спроса с одной стороны и нелегальность производства, торговли и транспортировки с другой, увеличивают финальную стоимость продукта и делают этот бизнес прибыльным, параллельно поддерживая насилие в странах производителях и разрушая их общественную структуру.  

Для государства самым действенным решением предстаёт запрет и преследование, чью эффективность легко измерить числом обвинительных приговоров, гектарами отравленных глифосатом полей и тоннами изъятых веществ. Однако эта стратегия не учитывает, что за каждым представителем той или иной группы населения, связанной с наркотиками, стоит своя драматическая жизненная история. И именно дегуманизация всего, что связано с наркотиками является основной проблемой существующей международной политики.