Стигма на пересечении секс-работы и употребления наркотиков

Права секс-работников употребляющих наркотики

Секс-работники/цы, употребляющие наркотики - наиболее стигматизированная группа - протестуют против нарушения своих прав.

Фото: Wikimedia

Члены движения секс-работников и правозащитники требуют изменения политики в сфере проституции в Великобритании.  Также активисты призывают прекратить стигматизацию, ведь она особенно вредит сект-работникам/цам, принимающим наркотики.

Последние события в Великобритании привели к новой волне общественного обсуждения законов о проституции. В июле 2016 года Cпециальный комитет по внутренним делам опубликовал предварительный отчет о проституции, в котором речь идет о необходимости декриминализации секс-работников, которые обслуживают клиентов и находятся в одном помещении. Несмотря на то, что отчет был поддержан активистами защищающими права секс-работников, выводы опубликованные в отчете были подданы сомнению, когда стало известно, что глава спецкомитета Кейт Ваз возможно имел тайные связи с секс-работниками, в том числе включавшие предложения заплатить за кокаин для них.

Самые распространенные описания секс-работников и людей употребляющих наркотики, которые встречаются в политическом и медийном дискурсе, не учитывают всего сложного опыта этих наиболее маргинализированных сообществ. Стереотипы об обеих этих группах часто служат для дегуманизации этих людей, сводя их к “векторам болезней”, которым не хватает моральности и самоуважения.

Такое стигматизирующее отношение к секс-работникам/цам и людям, употребляемым наркотики, приводит к тому, что они рассматриваются в категориях уголовной ответственности, а не в контексте права на здоровье и прав человека в целом. В свою очередь, это влияет на принятие решений в политике, оставляя секс-работников/ниц и людей, употребляющих наркотики, в поле неоправданного риска в сфере здоровья, экономического неравенства и насилия. Многие из основных принципов, лежащих  в основе снижения вреда от употребления наркотиков, также важны для движения в защиту прав секс-работников/ниц.  Среди таких принципов – уважение к телесной автономии, доступность качественных и не осуждающих медицинских услуг, право жить без стигматизации, криминализации и насилия.

Существует огромное количество причин по которым секс-работники/цы принимают наркотики; среди них - менеджмент хронического болевого синдрома, облегчение от проблем с психическим здоровьем, удовольствие от состояния эйфории. Для тех секс-работников/ниц, которые также употребляют наркотики, в чем последствия двойной стигмы?

М, 22-летний трансгендерный работник коммерческого секса из Восточного Лондона рассказал TalkingDrugs о том, с какими проблемами он сталкивается в результате употребления наркотиков и занятий секс-работой:

“Постольку я обслуживаю преимущественно гомосексуальных мужчин, важной темой является секс под веществами. Большинство моих клиентов хотят веселиться во время сессии и это очень сложно […] не употреблять, когда тебе все время предлагают. Сейчас я намного более переживаю из-за ситуаций, когда я употребляю наркотики с клиентами, ведь может вмешаться полиция, клиенты могут применить насилие.  Также, вследствие стигмы, медицинские работники как правило уговаривают меня покинуть индустрию или перестать употреблять, вместо того, что просто помочь мне чувствовать себя безопаснее на работе.”

К сожалению, эти испытания не прекращаются, когда секс-работники/цы, употребляющие наркотики, попадают в пространства, позитивно воспринимающие секс-работников/ниц, или когда те хотят принимать участие в активистском движении в защиту прав секс работников/ниц. Существует огромные предубеждения по отношению к людям, продающим сексуальные услуги за наркотики или употребляющим наркотики с клиентами.

Некоторые активисты, защищающие права секс-работников/ниц, пытаются затемнить сферу пересечения секс-работы и употребления наркотиков, часто в надежде, что это поможет показать секс-работу как легитимную профессию, которую нужно декриминализовать. Такой подход, независимо от своих намерений, опасен, ведь он отрицает и исключает опыт тех, кто употребляет наркотики, в частности, те сложности, которые такие люди испытывают вследствие криминализации и тюремных заключений.

В, 24-летняя секс-работница из Лондона, начала курить героин и кристаллический метамфетамин, когда ей было 16:

Я нахожусь в ремиссии уже 5 лет и все еще работаю в секс-индустрии. Я столкнулась с тем, что другие секс-работники/цы очень предвзято относятся ко мне и к моему прошлому. Они не хотят, чтобы их приравнивали к “накуренной шлюхе”, ведь те, кто хотят криминализовать нашу работу говорят, что я не могу сама принимать решения и что “меня нужно спасать от секс-работы”.”

Даже если предположить что общественная дискуссия по поводу “войны с наркотиками” медленно, но все же меняется, стигма по отношению к секс-работникам/цам, употребляющим наркотики, все так же сильна. Только в Новой Зеландии сейчас применяется принцип декриминализации секс-работы, который приветствуют многие  группы по защите прав секс-работников/ниц. Прогресс в этой сфере также достигнут в последние годы: ВООЗHuman Rights Watch, и UNAIDS  публично поддержали декриминализацию секс-работы. Дополнительно, Amnesty International публично заявила о своей поддержке, несмотря на критику со стороны приверженцев аболиционизма. Несмотря на это, многие потребители наркотиков, особенно те, кто причисляют себя в обеим группам, уверены, что все политики и законы относительно этих проблем, должны базироваться на принципах прав человека и снижения вреда. Для того, чтобы достичь реальных изменений в жизни потребителей/ниц наркотиков занятых в секс-бизнесе, нужно прекратить стигму и отменить карательные законы, которые заставляют их жить под постоянной угрозой насилия, криминализации и тюремного заключения.