1. Home
  2. Articles
  3. Россия: новый лидер в международной войне с наркотиками?

Россия: новый лидер в международной войне с наркотиками?

Россия продолжает укреплять свои лидерские позиции в сфере международной наркополитики, продвигая силовые методы борьбы с распространением наркотиков. Во время подготовки и проведения Специальной Сессии ООН по наркотикам в апреле этого года (UNGASS 2016) российская делегация  активно продвигала тезисы, направленные на сохранение приоритета репрессивных методов борьбы с наркотиками, заложенные в Резолюции Второй Конференции ООН  для принятия Единой конвенции о наркотических средств 1961 года.  Как рассказал TalkingDrugs представитель делегации Украины, присутствовавший на заседании Управления ООН по наркотикам в Вене во время обсуждения текста резолюции ООН по вопросам наркотиков, российские представители активно продвигали тезис, о том, что наркополитика должна формироваться на национальном, а не на международном уровне, а также, использовали механизмы голосования в ООН для блокирования усилий других стран по внесению в текст резолюции ООН формулировок связанных с необходимость внедрения программ снижением вреда или обеспечения доступа к подконтрольным препаратам для пациентов и проведения информационно-просветительских кампаний по этим вопросам. Как отметил упомянутый ранее представитель Украины, во многих вопросах Россия находила поддержку со стороны Китая, США и других стран, которые также применяют репрессивные подходы в государственной наркополитике.

В этой связи Михаил Голиченко, эксперт Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДУ, назвал последнюю сессию UNGASS “началом развода между цивилизованными странами и странами, где ненаучные и не основанные на правах человека подходы к вопросам контроля над наркотиками будут продолжаться. Цивилизованные страны будут продолжать взятый курс на ослабление контроля, на фоне продолжения прогибиционизма в таких странах, как Российская Федерация.” – считает эксперт.

Однако за последние несколько месяцев в Российских госструктурах, отвечающих за наркополитику произошли значительные изменения, причиной которых названы административные реформы в структуре правоохранительных органов, а также значительное сокращение финансирования социальных и инфраструктурных статей госбюджета. На сегодняшний день можно констатировать, что после ликвидации ФСКН в вопросе международной политики России по вопросам о наркотиках укрепились позиции МИДа.  Так после увольнения Виктора Иванова главы Федеральной Службы по контролю за наркотиками (ФСКН),  глава МИД России Сергей  Лавров продолжил озвучивать риторику Иванова. В августе этого года Лавров заявил, что Россия будет бороться с “нарколиберальными идеями”  в ООН.   “Мы бьемся за то, чтобы нормы, которые отражают бескомпромиссный подход в решении проблемы наркотиков, не размывались” – цитирует Лаврова Газета.RU.  Раннее постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин  также заявлял агентству Интерфакс, что одним из ключевых задач России в ООН является “не допустить становления восприятия наркомании в качестве "нормального", не выходящего за рамки "общественного стандарта" образа жизни".

Важным элементом российской международной антинаркотической деятельности является создание международных коалиций и поиск партнеров, среди стран в похожими подходами к наркополитике. Так во время подготовки к сессии ООН, Иванов критиковал принятые на международном уровне практики программы заместительной терапии для лечения наркозависимых , называя ее “убийственной”, а  зампред Госдумы Сергей Железняк направил вопросы спецпредставителю гендиректора Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Луиджи Миглиорини, чтобы прояснить отношение ВОЗ к регулированию заместительной терапии. Целью тогда было формирование международной коалиции противников ЗПТ. 

Одной из стратегических союзников в создании международной коалиции стран продолжающих «войну с наркотиками» для России является ЮАР. Проведенная в Южной Африке конференция «Российско-Африканский Анти-наркотический Диалог» была критически воспринята международными экспертами, так как в тексте консолидирующей позиции, принятом по ее результатам, «совсем не упоминалось об опциях «снижения вреда», фокусируясь только на  наказании для тех, кто употребляет незаконные наркотики”.

Не менее важным для России и ее политического влияния в сфере борьбы с наркотиками остается регион Средней Азии. В результате недавней встречи Лаврова с Исполнительным директором Управления ООН по наркотикам и преступности Ю.В.Федотовым  была “подтверждена важная роль Российской Федерации в осуществляемых УНП ООН антинаркотических проектах в Афганистане и Центральной Азии”.

Но стоит отметить, что несмотря на тот факт, что Россия на протяжении долгого времени оказывала политическое влияние на пост-советские страны Средней Азии, а также оказывала финансовую и техническую поддержку Государственным Службам по контролю за наркотиками Кыргызстана и Таджикистана, нельзя назвать влияние России на государственные практики в сфере наркотиков в этих странах абсолютным. Так несмотря на то, что в России заместительная терапия запрещена, Казахстан не только расширяет ее применение, но и выделяет средства из государственного бюджета на ее финансирование, а в Киргизии опиоидная заместительная терапия включена в Правительственную Антинаркотическую программу, принятую в 2014 году.

Пока российские дипломаты ищут поддержки для своих репрессивных подходов к наркополитике на международном уровне, Россия  находится на первом месте среди всех стран Европы по числу новых случаев ВИЧ – 57 тысяч инфицированных за год – это в четыре раза больше, чем во всех странах Западной Европы вместе взятых. А по данным Минздрава РФ, ежегодный прирост новых случаев ВИЧ-инфекции составляет 10–12%.   А общее число людей живущих с ВИЧ в России превысило 1 миллион человек. По мнению Вадима Покровского, главы Российского Федерального центра СПИДа, более 55% ВИЧ-позитивных россиян получили вирус вследствие употребления инъекционных наркотиков. 

Previous Post
The Stigmatised Intersection between Sex Work and Drug Use
Next Post
France’s First Drug Consumption Room Inaugurated in Paris

Related content