1. Главная
  2. Статьи
  3. Константин Леженцев: «Потребители «клубных» наркотиков за бортом программ красивого вреда»

Константин Леженцев: «Потребители «клубных» наркотиков за бортом программ красивого вреда»

Константин, что ты можешь сказать о новых тенденциях наркосцены региона ВЕЦА и о том, насколько вредные последствия могут быть эффективными, чтобы дать ответ на рост потребления синтетических психоактивных веществ и стимуляторов амфетаминового ряда?

– Основной характеристикой наркосцены нашего региона является потребление стимуляторов, так называемых «клубных наркотиков», а также постоянное появление на рынке новых синтетических заболеваний. Согласно Глобальному отчету о наркотиках 2016, в 2015 году было выявлено около 70 новых случаев психоактивного отравления, а страны ВЕЦА выделены в отчете как регион «высокочастотных выявленных случаев оборота новых наркотических отравлений».

В таких ситуациях, к сожалению, вредные последствия наркополитики, также выявленные наркополитики, которые реализуются на уровне организаций, слабо распространены с категорией людей, употребляющих эти виды наркотиков.

Однако часто это происходит потому, что популяция потребителей таковых «клубных наркотиков» не ассоциируется с группой наркопотребителей в целом. И это в свою очередь приводит к неотождествлению себя со всеми темами месседжами, которые несут в себе современные программы красивого вреда.

То есть люди, которые занимаются во всем этом, (я имею в виду использование не только «клабберов», а и владельцев клубов и тех, кто занимается индустрией развлечений) пользуются себе, что это такой себе развлекательно-танцевальный культурный проект. Хотя ни для кого не секрет, что эта субкультура имеет место с потреблением наркотиков, но при этом абсолютно отрицает их присутствие. В связи с этим основной задачей является формирование правильного сообщения для визуального вреда, а не только в отношении профилактики ВИЧ-инфекции, но и потребления наркотиков в целом.

А что ты можешь сказать о масштабах потребления «клубных наркотиков» в добыче, какие вещества получают наибольшую дозу?

– Основная волна рейв-вечеринок пришла в Украину, Беларусь из России в середине 90-х годов и в начале 2000-х годов, в основном из Санкт-Петербурга и Москвы, и она никогда не была завершена в дискуссию, связанную с соохранением. Это было время, когда субкультура танцевальных наркотиков «веселилась» на фоне достаточно закрытой группы потребителей инъекционных наркотиков. Сейчас мы переживаем новый бум «клубного движения», когда наркотики вроде бы те же, что и 10 лет назад, но они другие. То есть они стали значительно доступнее, просто часто встречаются субкультуры, но риски и риски, связанные с их употреблением, значительно выросли. Круговорот запрещенных включений не ограничивается только танцполом. Их присутствие на афтепати и других событиях связано с «фан-клубом», который является обязательным местом для личных танцевальных клубов. То есть конкретная перспектива в том, чтобы вечеринки располагались на объектах с наркотиками. Но при этом существует практика, что они употребляют какие-то «мифические маргинализованные подростки на своих закрытых мероприятиях», хотя по факту таких подростков можно найти, грубо говоря, в крупных подъездах во всех крупных городах по всему постсоветскому региону.

Кто эти тогдашние люди и они финансово обеспечены?

– По моему наблюдению это в основном работающая молодежь, а также взрослые люди, которые бывают в семьях и посещают отдельные виды стимуляторов, являющиеся частью их жизненного цикла – ежедневного, еженедельного либо ночного, как и музыка, и общение, и посещение мест для развлечений . Повышенная уязвимость этой группы людей является ее молодостью, а второй – ее полной неохваченностью. То есть в отсутствие информации о проблемах, связанных со здоровьем, обрастают мифами и догадками.

Можно сказать, что если риски для первых волн потребителей клубных заболеваний 90-х были взяты с экспериментами, то для второй волны характерна большая доступность, очень низкое качество и необъяснимый спектр исследований. 80% людей, которые приходят к танцполу с желанием получить максимальное удовольствие, предпринимают то, что происходит, где-то достать, естественно, за деньги и действительно необязательно, что это по степени риска сравнимо с прыжком в прорубь. Но есть и малая, но при этом более зрелая группа людей, которые приходят в клуб с предварительно проверенными или приготовленными заболеваниями.

И каковы последствия?

– Непонимание того, что ты принимаешь, приводит к весьма катастрофическим последствиям. Иногда это проскакивает через желтую прессу – «один раз попробовать – сошел с ума». К сожалению, это бывает: прики когнитивных расстройств, паранойпади. Часто невозможно даже проследить такие причины расстройства – за счет отравления или за счет «марафонного» пристрастия.

Вспышка психических расстройств, агрессии, суицидов – по масштабам это можно сравнить с нашествием ВИЧ-инфекции, которое мы проверили в середине и конце 90-х.

Как это было в 90-е – «есть какие-то мифические бандиты, которые употребляют наркотики и такие есть классные мы, которые тоже колют или нюхают героини. Внезапно мы оказываемся, так же как они, инфицированы всеми возможными источниками, и это приводит нас в ту же инфраструктуру СПИД-центров.

Эта группа клабберов, которая не была вовлечена в аутричную ситуацию, в настоящее время находится в группе риска ВИЧ, гепатита и других социально-опасных заболеваний?

– Проблема даже не в том, что эта группа где-то не собирается и ее сложно обнаружить – она собирается в клубах. Основная проблема в том, что нету никакой подготовленной базы, отсутствие какой-либо самостоятельной работы, работы с лидерами мнений. Также имеет место преступная халатность со стороны поездок клубов и многое другое. Именно это я считаю темами столпами, которые определяют по моим представлениям о достаточно серьезных факторах риска для общественного здоровья.

Я не видел результатов каких-то отдельных опросов и сам их не проводил, но из бесед с завышенными кругами знакомых и среди клабберов за последние 25 лет в разных постсоветских пространствах, и различных групп групп, различающихся так или иначе с клубами околокультурной, я понимаю что это неотождествление себя с потребителями инъекционных наркотиков часто не обнаруживает отсутствия инъекционного увлечения. Также не допускается наличие рискованного сексуального поведения.

При этом всем мы говорим о людях. Эта информация не исходит от людей из числа организаторов, лидеров. От людей, которые осознают риски, и знают, что в клубы людей приходят люди, которые употребляют наркотики, для прослушивания музыки, которые употребляют, и это музыка, под которую употребляют наркотики. И владеют клубным бизнесом люди, которые тоже употребляют. Но вслух никто ничего не говорит.

И все же, ВИЧ, ИППП и другие заболевания – люди, употребляющие так называемые клубные наркотики, находящиеся в группе риска или нет?

– Безусловно, мы говорим о рискованных сексуальных практиках, спорадическом опыте инъекционного употребления и полном отсутствии адекватного информирования. Я даже больше скажу – если люди более старшего поколения воспринимают инъекционное употребление как часть некоего маргинального шарма, то сейчас об этих практиках вообще не принято говорить, это архи-немодно. Это не так уж и плохо с одной стороны, но с другой стороны, хорошо, когда немодны для объективных исследований.

Существуют ли объективные данные, исследования масштабов инфицирования в этой категории наркопотребителей? 

– Если говорить об эмпирических данных, то их нет просто. Результаты трансполирования знаний об эпидемии и контекста в заболевании.

Что важно – мы знаем снижение со вредом как часть профилактики ВИЧ-инфекции, но снижение вреда – это прежде всего культура употребления, это осознанность и отсутствие мифов и мистификаций. На данный момент объективации проблем нет, исследований нет, знаний нет, сводить музыку не умеют (смеётся).

Мы говорим об обширной популяции молодых людей, прямо не рефлексирующей об употреблении и подверженных рискам с ним. Помня о масштабах финансирования вредного воздействия на развитие организации ВЕЦА за эти годы, развитие программной заместительной терапии в промышленности, привлечение государственного финансирования – это все мимо. Как случилось, что мы последние 15 лет не замечали слона в комнате?

– Это кумовство) Мы, все кто читатель в 90-е – аутричеры, координаторы, активисты – мы все выросли. Нашему поколению уже за 40 и встречается столько же. А где наши дети? Где те молодые активисты, которые будут работать с новым поколением, по-хипстерски расскажут, что молодежь может потреблять, а что нет?

Почему же их сейчас нет, ведь в твоем присутствии такие люди нашлись?

– Мое мнение такое: тогда, в 90-х эпидемия достигла такого уровня стигматизации потребителей и ситуация со здоровьем настолько ухудшилась, что стало понятно – или мы все умрем или надо что-то делать. Когда мы постарели дна и начали работать. А сейчас случившаяся иная – мы говорим о группе людей, которые не ассоциируют себя с криминальным миром, с «наркоманами» – это просто молодые люди. И в чем же их главная уязвимость? Их уязвимость в их молодости. Вот и все.

предыдущий пост
Президент Филиппин Дутерте призвал к смертной казни за хранение наркотиков
Следующий пост
СМИ нужно больше, чем новое руководство по стилю, чтобы они перестали стигматизировать людей, употребляющих наркотики

Дополнительный контент

Закон Канады о «Добром самаритянине» не делает достаточно для сокращения передозировок

.
Канада ввела Закон о передозировке наркотиков «Добрый самаритянин», чтобы обеспечить юридическую защиту лиц, которые обращаются за неотложной помощью во время…